Правление Османской империи в Крыму

ЯнычарКрымское ханство принимало активное участие во всех войнах Османской империи на востоке и западе против Ирана, Польши и Австрии. Были времена, когда крымское войско, состоявшее из смелых и быстрых всадников, спасало империю от серьезных несчастий. В один момент судьба империи оказалась в руках крымских ханов: в 1689 году империя оказалась на краю бездны из-за внешних и внутренних неурядиц. Активная борьба Хаджи Селим Гирей хана (Haci Selim Girey Han) оставила империю в живых. Султан обратился к нему следующим образом: «Спасибо Вам. Этот случай был оставлен нашим министрам. Что стало бы с нами»


В 1475 году, после завоевания Кафы, Менгли Гирей попал в Стамбул вместе с пленными. Позже из Крыма султану посыпались просьбы, и он торжественно назначил Менгли Гирея ханом. Кроме этого Дженаби также пишет, что хана должны были казнить, но он удостоился помилования падишаха. Таким образом, до сегодняшнего дня в современной истории причина того, что крымские ханы оказались под властью султана, крылась именно в этом. Впрочем, стоит сказать, что если этот вымысел и не соответствует истине, он проливает свет другому факту, относящемуся к более позднему периоду. Дальше мы увидим, в чем именно ошиблись летописцы и опиравшиеся на них историки.
Вот как крымские ханы попали в зависимость от осман: под влиянием Эминек мирзы Менгли Гирей устранил своих братьев и стал правителем ханства. Он вознамерился также избавить крымские порты от генуэзцев (Cenevizliler), но решил, что не сможет захватить крепости, надеясь только на свои силы. В связи с этим он заключил союз с Мехмедом Фатихом и после разгрома генуэзцев стал зависимым от осман. Итак, мы ясно видим, что этот рассказ ничему не дает ответ. Понятным является лишь то, почему Менгли Гирей, оказавшись в плену в Стамбуле, назначается султаном крымским ханом.
   Крым являлся одним из последних пунктов в западной части Великого Шелкового пути и вместе с тем объединял Восточную Европу с Малой Азией и Средиземноморьем. Это было основной причиной, почему этот полуостров занимал необыкновенно важное место среди регионов, входивших в состав Золотой Орды. На севере располагались прекрасные пастбища, таким образом, регион славился своей торговлей и сельским хозяйством. Уже с конца XIII века под управлением Ногая население Крыма во внутренних междоусобицах успешно справлялось с гнетущим господством Сарай-Бату, а в периоды особо сильной внутренней борьбы люди, недовольные господствующим классом, бежали именно в эту часть Орды — особенно в период смуты после смерти Бердибека (1359) и нашествий Тимура. Нам известно, что в 1392 году отец или дед Хаджи Гирея Таш-Тимур, воспользовавшись борьбой Тимура и Токтамыша, создал на территории Крыма свое ханство и начал чеканку собственных монет. Как бы там ни было, часть племен, представлявших основную опору Золотой Орды, стараясь избавиться от постоянных беспорядков, бежала на территорию современной казахско-киргизской степи, другая же часть отходила к западным границам империи к северным степям Крыма и Черноморья. Возможность создания в Крыму отдельного независимого ханства под властью внуков Тука-Тимура — брата Бату — была обусловлена следующими причинами: с одной стороны, благоприятные географические условия, обеспечивавшие экономическую независимость, с другой — приход в этот регион активных воинственных племен. Таким образом, политика, проводившаяся, возможно, первым крымским ханом Хаджи Гиреем (?-1466), была ясна и не менялась в начальный период образования ханства. Основная же головная боль Менгли Гирея, как и Хаджи Гирея, заключалась в достижении полной независимости. Для этого требовалось объединиться со всеми противниками Золотой Орды, особенно с Московским княжеством, добиться дружбы с могущественными властителями Великого княжества Литовского и Речи Посполитой Ягеллонами, а также притянуть в Крым оставшиеся в районе Волги племена для того, чтобы усилить военную мощь ханства. Наконец, для того, чтобы завладеть полным господством, было необходимо покорить генуэзские колонии на севере, препятствуя интригам, которые они проводили против ханства, активно участвуя в местной торговле. Таким образом, борьба с генуэзцами и походы, организованные энергичным правителем Золотой Орды Сейид Ахмет ханом для того, чтобы усмирить земли, пытающиеся отсоединиться, стали основной причиной того, что Крым заключил союз с Османской империей, а затем оказался в зависимости от нее.
Но каким образом начались отношения между Османской империей и Крымом и какие причины повлияли на это?
Прежде всего, уже с давних пор географические и экономические условия, в которых находился Крым, тесно связывали его со средиземноморскими цивилизациями, в том числе и со Стамбулом. Сущность заключалась в том, что их отношения, связанные с географическим положением местности, были постоянными. К тому же, несмотря на постоянную смену племен и государств, по ходу всей истории она сохраняла свою особенность и влияла на ход исторических событий. Давно известно, что крымские порты образовывались древнегреческими колониями и уже с тех времен являлись центром международной торговли между государствами Средиземноморья, Восточной Европы и Азией. Население Средиземного моря придавало этим портам огромное значение. С другой стороны, не стоит забывать о следующем важном пункте — это господствующее положение Проливов и Стамбула на Черном море и в прилегающих к нему крымских торговых портов. После того, как Стамбул стал центром могущественного государства, Крым и порты оказались в зависимом от него положении. Таким образом, уже с давних пор крымский вопрос тесно связан с вопросом Черного моря и Проливов, так как Византийская империя веками держала их в зависимости, а население было вынуждено подчиняться, чтобы сохранить независимость. После того, как Стамбул был завоеван латинянами в 1204 году, они какое-то время входили в состав Трапезундской империи. В тот же период сельджуки, переживавшие наивысший расцвет, пытались подчинить себе Крым, который имел тогда тесные торговые связи с Анатолией. Однако торговлей на Черном море завладели венецианцы, контролировавшие на тот момент проливы. Спустя какое-то время, в 1261 году, генуэзцы вернули центр империи своего союзника Михаила Палеолога Византии, покончив, таким образом, с их торговой монополией на Черном море. В это время крымские порты, принадлежавшие империи Чингиз-хана, находились на пороге невиданного до этой поры торгового расцвета, благодаря господству над торговыми путями. К 1266 году генуэзцы добились от хана Золотой Орды Менгу Тимура разрешения обосноваться в Кафе с целью ведения здесь своей торговли. Здесь, а также со временем и на берегах других колоний, они построили крепостные стены. Даже после того, как управление этими космополитическими портами перешло в их руки, официально эта территория принадлежала хану. В Кафе находился тудун, который от имени хана ведал делами тюркско-мусульманского населения, а также досмотрщик, собиравший доходы с таможни. В тот период велась активная торговля между Западом, Малой Азией и крымскими портами. К примеру, если вывоз из Крыма зерновых культур прекращался, то в Стамбуле начинался дефицит этих продуктов. Особо распространены здесь были специи, дальневосточный шелк, из Египта привозили рабов, с Севера — меха, разного рода кожу, рыбу, высококачественный воск и соль.
После установления контроля над проливами Мехмедом II, взятия Стамбула и расположения на этой территории могущественной Османской империи вместо слабой Византии снова встал вопрос о господстве над Черным морем. До этого проливы и Черное море находились под управлением генуэзцев и венецианцев. Османский султан, особенно после образования империи, не мог, как Византия, отдать в их руки крымские порты, имеющие важное торговое значение и приносившие значительный доход в казну. Его
не должны были остановить даже попытки генуэзцев обороняться, а они делали это не хуже, чем византийцы при осаде Стамбула. Мехмед Фатих после завоевания Стамбула, движимый геополитической необходимостью, начал проводить активные действия с целью установления на Черном море господства осман вместо генуэзского и присвоения ему статуса внутреннего моря Османской империи. Завоевание в 1461 году Амасры, Синопа, Трабзона, войны за Кафу в 1475 году и за Молдавию в 1476 были ничем иным, как первыми шагами к осуществлению этой цели. На тот момент не существовало ни одного равного противника, способного помешать османам достичь этой цели. Золотая Орда находилась на пороге заката и была не в том состоянии, чтобы вспоминать о власти над этими территориями. Она никак не могла отделаться от нескончаемой войны с Альфонсом де Арагон в Генуе. Размещенные по обоим берегам пролива пушки легко могли стать препятствием генуэзским кораблям, идущим на помощь к своим черноморским колониям. Сложившаяся на севере Крыма ситуация также могла облегчить движение против генуэзцев, так как Хаджи Гирей — враг Золотой Орды и генуэзцев — предлагал союзнические отношения Мехмеду Фатиху. Так, спустя всего лишь год после захвата Константинополя, османский султан перешел к активным действиям против генуэзцев и при помощи крымского хана совершил первый удар по их господству.
Можно сказать, что первые союзнические отношения между османами и Крымом начались в этот период, однако имеются сведения и о более ранних контактах. Известно, что еще в конце XIV века существовали тесные взаимоотношения между османами и Золотой Ордой: Токтамыш и Баязид I отправляли друг к другу послов. По всей видимости, они стали укрепляться ввиду общей опасности перед Тимуром. С другой стороны, в связи с потерей могущества золотоордынских ханов и, одновременно с этим, в связи с войнами во имя веры, организованными османами, их завоевания увеличивали их авторитет, как в мусульманском мире, так и среди северных соплеменников. В
XV    веке ханы придавали большое значение дружбе с османами, даже Улуг Мухаммед хан предлагал Мураду II союзнические отношения. Профессор А. Н. Курат обратил внимание на то, что в письмах к османским султанам использовались все более восхвалительные обращения, и это являлось открытым доказательством нарастания авторитета осман. Нет сомнения в том, что среди крымских ханов их влияние все более усиливалось после завоевания
По всей видимости, даже современники Мехмеда Фатиха осознали важность этой ситуации. Критовулос пишет: «Падение Константинополя изменило весь ход политики на востоке: в связи с тем, что проливы Стамбула теперь отошли к османам и все пути к Черному морю и его берегам были открыты, это стало причиной того, что некоторые земли Азии (Трабзон) начали склонять голову перед османским господством» (перевод Karolidi, TOEM ilavesi, 146; см. подробнее A^ikpasezade, Giese tabi, 175). Если взять во внимание тесные связи, которые существовали после взятия Стамбула, проливов и Черного моря, то нам становятся понятны слова Н. Логанина о том, что, захватив Стамбул, любое государство стало бы могущественной державой (Formes byzantes et realites balkaniqrs, 126). (195, 4).
Стамбула. Хаджи Гирей вел с генуэзцами частые войны, но используемые им пушки и осадные приспособления не могли справиться с крепкими крепостными стенами56. Вполне естественно, что ввиду существовавших традиционных связей крымский хан обратился за помощью к более могущественному османскому султану. Возможно, он предполагал, что сможет прервать связь генуэзских колоний, находящихся в Крыму, с их родиной благодаря этому союзу, который может обеспечить закрытие проливов. Хейд пишет, что между Хаджи Гиреем и Мехмедом Фатихом даже был подписан договор. Договор предполагал под собой совместное нападение на Кафу; в случае успеха власть над городом переходит к хану, а османы на кораблях увозят жителей и военные трофеи57. Конечно, мы не можем решительно утверждать, что подобный договор был подписан58, но летом 1454 года объединившиеся крымско-османские силы осадили Кафу, и это является неоспоримым фактом. Генуэзские источники59, предоставленные Хейдом, доказывают, что летом 1454 года турецкий флот, состоящий из 56 кораблей, вышел в Черное море. В первую очередь атаке подверглась крепость Монкастро (Akkerman), однако осман встретили здесь энергичным сопротивлением. Отплыв к берегам Кавказа, они захватили Севастополь, отплыли оттуда 11 июля и бросили якорь у Кафы. Через пару дней к подножиям крепости во главе 6000 конного войска подошел и крымский хан. Однако союзники не ощущали себя достаточно сильными, в связи с чем и оказались в опасном положении. Между тем до того, как на помощь прибыл морской флот, к генуэзцам был отправлен посланник с предложением выплаты дани султану. Население Кафы согласилось выплачивать 600 сомми (sommi) в год (приблизительно равняется 1600 дукатам). С этим осаждавшие отправились домой. Переговоры продолжились в Стамбуле, в результате которых было принято решение о том, что генуэзцы будут уплачивать дань 3000 золотом, так они откупили свою свободу. Кроме этого, генуэзцы обязались платить ежегодную дань и крымскому хану Хаджи Гирею, османы использовали каждую возможность, чтобы при помощи оружия препятствовать проходу генуэзских кораблей по проливам. Они добивались их ослабления и готовили удобный случай для повторного захвата крепости. Кафинские генуэзцы находились в напряжении, постоянно ожидая атаки осман. В связи с этим некоторые решили уходить из города. Мехмед Фатих временно взымал дань с Кафы, тем самым оттягивая взятие крепости. Этому способствовало несколько причин, основная из которых заключалась в том, что крымский хан как преемник Золотой Орды являлся полноправным правителем этого города, и султан, возможно, не решался пока в это вмешиваться. Известно, что в своих ярлыках Хаджи Гирей упоминал Кафу как часть своих владений, и если упомянутый договор все же был подписан, то согласно ему, в случае взятия крепости, ее властителем будет крымский хан. Мехмед Фатих, умевший выбирать наиболее подходящий момент для совершения нападения, считал, что даже если спустя годы Крымское ханство окажется вовлеченным во внутренние распри, оно все равно попросит у него помощи для завоевания Кафы. Однако мы видим, что через какое-то время Хаджи Гирей отказался от открытой вражды с кафинскими генуэзцами. После попытки завоевания крепости в 1454 году, давление на нее все же продолжалось. Он блокировал все пути, идущие из внутренних регионов его страны к Кафе, а свои товары отправлял к другим портам, чтобы оттуда на кораблях перевозить их на рынки Самсуна и Черного моря. В связи со сложившейся ситуацией генуэзцы решили воспользоваться слабостью тюркских ханств и избавиться от крымского хана. Они помогли Хайдару, сыну Хаджи Гирея66, действовавшего против своего отца, прибрать ханство к своим рукам (1456). Но Хаджи Гирею все же удалось вернуть власть над ханством. Он сменил линию политики, которой придерживался уже до самой смерти (1466). Отношения с генуэзцами вошли в нормальное русло.
   После смерти Хаджи Гирея Крым впал в период внутренних и внешних проблем, Кафу захватили османы, а регион оказался под покровительством Османской империи. Все эти события, безусловно, тесно связаны между собой.
   После смерти Хаджи Гирея многочисленные беспорядки, ставшие причиной распада Золотой Орды, проявились в Крымском ханстве. Основной причиной является тот социально-политический строй, который Крым получил как преемник Золотой Орды. Крымское государство, как и золотоордынское, держалось на власти аристократов, во главе которых стояли представители военных родов. Не стоит забывать и о том, что в тот момент в Крыму находились личности, сыгравшие основную роль в организации мятежей в Золотой Орде. У них существовала собственная иерархия, во главе которой был род Ширин, глава же этого рода назывался «баш бей». Беев выбирали совместно, а утверждение оставалось ханским делом. Ни одно важное решение не принималось без их участия. Фактически, именно от их мнения зависело то, кто будет ханом. Таким образом, их влияние на потомков династии Гиреев и тем самым беспрепятственное участие в борьбе и являются той главной причиной, из-за чего государство оказалось в состоянии анархии. Дальше мы увидим, что некоторые наследники престола, действуя против мятежной крымской аристократии и соперников, не упускали возможности воспользоваться помощью более могущественных соседей и принимали их покровительство, чтобы спокойно взойти на престол.
   После смерти Хаджи Гирея в конце лета 1466 года в таком же положении оказались его дети. Они постоянно вели между собой борьбу за право управлять ханством. Так было с Нур-Девлетом и Менли Гиреем. Изначально в каждой схватке удача сопутствовала Нур-Девлету. Это было связано, как с тем, что большая часть крымской аристократии и братья склонялись на его сторону, так и со смертью сторонника Менгли Гирея ширинского бея Текине мирзы. Однако неоспоримым фактом является то, что в 1467 году Менгли Гирей в одной из частей ханства управлял Кыркером, новой столицей ханов. Доказательством является сохранившийся до сегодняшнего дня тарханский ярлык, который он вручил в этом городе в августе 1467 года некому Хаджи бею; а также ярлык, данный им Махмудеку в 1468 году. Таким образом, Менгли Гирей властвовал в Кыркере и внутренних районах Кры- ма78, а Нур-Девлет и аристократия — по берегам Крыма на Днепре. Эссеб ас- Сеййар пишет, что когда Менгли Гирей бежал в Кафу, Нур-Девлет находился на берегах Днепра. Оба они стремились завоевать дружбу Ягеллонов, которые находились на тот момент на пике своего могущества и помогли когда-то укрепиться на престоле их отцу; и отправили к Казимиру Ягеллону своих посланников с предложением подписать дружественный договор. Король, обратив внимание на то, что крымская аристократия в большинстве своем поддерживает Нур-Девлета, решил оказывать поддержку именно ему. Для того, чтобы лучше понять ход дальнейших событий, следует обратить внимание на то, какое значение придавали противоборствующие ханы дружбе с мощным государством, чтобы крепче укрепиться на престоле. Нам известно, что Менгли Гирей, проиграв эту борьбу, бежал к генуэзцам в Кафу и попросил у них защиты. Что касается последующих фактов, то имеющиеся у нас на руках источники достаточно противоречивы. Несмотря на это, удалось прийти к общему мнению о том, что в борьбе за престол Нур-Девлет соперничал не только с Менгли Гиреем, но и с другими братьями. Такое положение Нур-Девлета, видимо, и придало смелости Менгли Гирею вновь перейти к активным действиям.
   Нам известно, что в Кафе проживало большое количество татар. В тот период тудуном здесь был бей из рода Ширин (Мамак, Эминек), который, возможно, являлся сторонником Менгли Гирея, и основной причиной того, что хан бежал сюда, был именно он, а не только генуэзские крепостные стены. Хейд пишет, что они оказали ему военную помощь, состоящую из наемных воинов. Большая их часть, несомненно, являлась кафинскими татарами, так как известно, что численность самих генуэзцев в армии Кафы не была достаточно велика. Вместе с тем генуэзцы были не против того, чтобы во главе ханства находился должный им человек, поэтому они не уклонялись от поддержки Менгли Гирея. Спустя определенный промежуток времени в 1468 году, Менгли Гирей одолел Нур-Девлета и завладел всей территорией ханства. Возможно, что после поражения Нур-Девлет отправился к генуэзцам просить у них защиты, но был схвачен вместе с 4 братьями и заключен в тем- ницу. Если взять во внимание то, как в 1456 году был свергнут с престола Хаджи Гирей и рассмотренные нами недавно события, то становится ясно, что генуэзцы никогда не упускали возможности вмешиваться во внутренние дела Крыма. Позже это и явится основной причиной того, что население Крыма обратилось за помощью не к ним, а к османам. Менгли Гирей всеми силами старался ладить с генуэзцами, так как они держали в заточении его врагов. В 1468 году он посетил город, обновил с ними старый договор, а также снизил какую-то часть дани. Польстившись на подобные дружественные отношения, генуэзцы стали надеяться на то, что крымский хан окажет им помощь в борьбе с Османским государством, и не без основания, потому что, как мы отмечали выше, крымские ханы считали Кафу частью своего ханства и не были бы согласны столь легко ее отдать. Вместе с тем Кафа платила османам харадж, и Менгли Гирей не противился этому, одновременно он продолжал настаивать на своем праве на господство, не останавливаясь даже перед нескончаемыми войнами. 25 октября 1469 года Менгли Гирей отправил письмо Мехмеду Фатиху, в котором, обращаясь к нему со словами «мой брат», жаловался на то, что некий османский командир по имени Йакуп90 прибыл в Крым на военных кораблях, предал огню два города, забрав при этом пленных, среди которых находился важный для него человек. Хан требовал вернуть пленных обратно на родину. Менгли Гирей в письме обращался к султану в очень уважительной форме, но при этом не смог сдержаться от высказывания: «Ущерб, причиненный Кафе, равняется тому ущербу, который вы причинили нам». Это письмо было написано за 6 лет до того, как Менгли Гирей оказался под покровительством султана. Оно является важным источником, демонстрирующим нам положение хана перед османским падишахом.
Разобравшись с внутренним положением в ханстве, Менгли Гирей обновил договор с королем Речи Посполитой, вместе с тем укрепив союз с Москвой ввиду общей опасности перед Золотой Ордой. Одновременно с этим поляки подстрекали Золотую Орду против Москвы, тем самым положив начало двум противоборствующим блокам: Крым — Москва и Золотая Орда — Речь Посполитая. Период, когда настал закат Золотой Орды, а Восточная Европа вступала в эпоху политического расцвета, стал поворотным в истории. Менгли Гирей планировал заключить союз с Московским княжеством против Золотой Орды и объединить земли, входившие в ее состав, под своим руководством. Однако, ввиду разных исторических случайных событий, плоды этого союза было суждено собрать хитрым московским князьям, которые и заложат основу будущей Российской Империи. Дальше мы увидим, какую важную роль в политическом прогрессе сыграло то, что Османское государство обосновалось в Крыму и проводило активную политику на севере Черного моря.
   Наконец, в 1475 году несогласованность действий с генуэзцами и неповиновение крымской аристократии привели к очередной внутренней войне в ханстве. Это дало возможность Мехмеду Фатиху незамедлительно начать осаду Кафы. Мы уже упоминали о том, что в Кафе находился представитель хана — тудун, в тот момент им был ширинский бей Мамак. Так, он умер в 1473 году, а хан, получив согласие консула Кафы, советника и Uffizio della Campagna (комиссия, состоящая из 4 членов), выбрал тудуна; им стал брат Мамака Эминек. Но через какое-то время между ним и генуэзцами возникло недопонимание. Вдова Мамака хотела поставить на это место своего сына Сартака или Сейидака, тут она начала плести различные интриги, в результате которых генуэзцы обвинили Эминека в союзе с османами и сместили. Но на его место назначили Кара мирзу. Генуэзцы же, получившие взятку от вдовы Мамака, настаивали на том, чтобы тудуном стал Сартак. Один из них даже угрожал Менгли Гирею, что выпустит на волю его братьев. Хан сдался и по желанию генуэзцев сделал Сартака тудуном. После этого Эминек собрал всю татарскую аристократию для подготовки мятежа. Крымский хан понял, что в Кыркере удержаться не сможет, и с 1500 верными себе всадниками бежал в Кафу к генуэзцам. Эминек мирза был уже готов к осаде и отправил приглашение османскому султану для захвата крепости и других генуэзских колоний. Мехмед Фатих понял, что подходящий момент настал, и дал приказ Гедик Ахмед паше начинать подготовку к походу.

Источники:

  • Abdulla oglu Hasan. Birinci Mengli Girey Han yarligi. Turkiyat mecmuasi, IV.
  • Abdullah oglu Hasan. Ceneviz menbalarina gore XV. Asirda Kirim Hanligi. Azerbaycan Yurt Bilgisi Mecmuasi, sayi II, 1932.
  • Akdes Nimet Kurat. Topkapi sarayi muzesi ar^ivindeki Altinordu. Kirim ve Tur- kistan hanlarina ait yaralik ve bitikler. Istanbul, 1940.
  • B. Grekov et A. Iakoubovski. La Horde dor. Paris, 1939.
  • Bratianu 1.1. Recherches sur le commerce genois dans la Mer Noire. Paris, 1929.
  • Bursali Mehmed Tahir. Kirim muellifleri. Istanbul, 1335.


{jcomments on}

                                       Рейтинг@Mail.ru