Как начинались завоевания монголов в Северо-Восточной Руси: 1235 год?

Завоевания монголовВ 1235 г. на берегу реки Онон собрался очередной великий курултай. Император Угедей с гордостью заявил, что сумел сокрушить ненавистных чжурчженей в соответствии с завещанием своего божественного отца. Курултай одобрил действия и политику великого хана, который, следуя Великой Ясе Чингис-хана, подтрудился на славу для величия и развития Империи. Курултай также обсудил вопрос о покорении русских княжеств и европейских стран, что тоже входило в планы Чингис-хана.


Незадолго до курултая монгольские войска окончательно покорили чжурчженьское государство Цзинь, которое прекратило своё существование, благодаря чему весь Северный Китай попал под власть великого хана. Кроме того, непокорный и непокорённый Джелал ад-Дин, разбитый Чурмаган-нойоном, бежал в горы, где в 1231 г. был убит курдскими разбойниками, даже не подозревавшими, что это сын самого падишаха. Это известие было встречено в Монголии с облегчением. Хотя сын падишаха уже не представлял для монголов настоящей опасности, конечно, лучше мёртвый Джелал ад- Дин, нежели живой.
Великий хан Угедей получил возможность приступить к осуществлению третьей задачи, намеченной курултаем 1229 г. Как повествует персидский историк Джувейни, на этом курултае «было принято решение завладеть странами Булгара, асов и Руси, находившимися по соседству со становищем Бату, которые не были покорены окончательно и гордились своей многочисленностью».
Завоевания монголов на Руси и в Европе обсуждалось ещё до начала похода 1222—1223 гг. Курултай 1235 г. постановил, что вновь присоединённые земли должны войти в состав улуса Джучиева. Угедей «во исполнение указа, данного Чингисханом на имя Джучи, поручил завоевание северных стран членам его дома», т. е. второму сыну Джучи — Батыю (1208— 1256).
Великий хан постановил:
 «Старшего сына обязаны послать на войну как те великие князья- царевичи, которые управляют уделами, так и те, которые таковых в своём ведении не имеют. Нойоны-темники, тысячники, сотники и десятники, а также и люди всех сословий обязаны точно так же выслать на войну старшего из своих сыновей. Равным образом старших сыновей отправят на войну и царевны и зятья».
Возникает вопрос: почему Чингис-хан выбрал главой улуса Джучи именно Бату? Почему не провозгласил старшего сына (Джучи] Орду ханом? Прежде всего Орду и Бату были сыновьями разных матерей. Если Орду родился от ойратской ханши Сартгуа, то матерью Бату была ханша Уги из хонгирадского рода. В то время в Монголии не последнее значение придавалось происхождению ханш, и, возможно, поэтому ханша Уги занимала более высокое положение в феодальной иерархии и обладала большим влиянием. Однако ни ханша Сартгуа, ни ханша Уги не являлись старшей женой Джучи. Старшей женой Джучи была дочь Джаха-хамбы кереитского Бэхтэй- иш. Звали её Нэктимыш-уджин. Мы знаем из «Сокровенного сказания монголов», что Джаха-хамба приходился младшим братом Ван-хана Тоорила. Некоторые исследователи считают, что у ханшы Бэхтэй-иш не было детей-мальчиков.
«В свои 19 лет хан Батый был уже вполне сложившимся монгольским правителем, основательно изучившим тактику и стратегию ведения войн его прославленным дедом, усвоившим воинское искусство конного монгольского войска. Сам он был прекрасным наездником, метко стрелял из лука на полном скаку, умело рубился саблей и владел копьём. Но главное — опытный полководец и правитель Джучи научил сына командовать войсками, повелевать людьми и избегать распрей в разрастающемся доме чингисидов.»

Монголы

Доспех монгольского боевого коня


Главным советником Бату-хана курултай назначил мудрого Субедей-баатура (1176—1248), имевшего неоценимый опыт ведения войн против прикаспийских народов и русских. По современным стандартам, эта должность соответствовала начальнику генерального штаба.
Мы можем судить о качествах Субедей-баатура по панегирику, с которым обратился Чингис-хан к своему любимому полководцу:
   «Если бы (бежавшие меркитские княжичи) к небу поднялись, то разве ты, Субедей, не настиг бы, обернувшись соколом, летя как на крыльях. Если б они, обернувшись тарбаганами, даже и в землю зарылись когтями своими, разве ты, Субедей, не поймаешь их, обернувшись пешнею, ударяя и нащупывая. Если б они и в море ушли, обернувшись рыбами, разве ты, Субедей, не изловишь их, обернувшись сетью-неводом и ловя их.
   „…Он был… самым замечательным стратегом из всех монгольских полководцев“, — такую оценку даёт Субедей-баатуру английский историк Дж.Дж. Саундерс. Вообще Субедей по праву считался лучшим полководцем эпохи монгольских завоеваний. Исследователи единодушно отмечают талант и военный гений „железного пса“ Чингис-ханова.
В частности, датский историк Л. де Хартог пишет:
"Неоценим вклад, внесённый Субедей-баатуром, в успешное завершение похода. Можно сказать, что вся кампания не только на Руси, но и в Центральной Европе прошла под его диктовку. Несмотря на то, что годы давили на него, он мудро руководил войсками. Номинально, как чингисид, верховным главнокомандующим считался Батый, однако на деле всё руководство войсками было сосредоточено в руках Субедей-баатура.
План завоеваний монголов  Бату-хана, как и любой из походов его великого деда, был разработан до мелочей под непосредственным руководством Субедея и Бурундая, усовершенствовавших свои военные знания в сражениях под священным девятихвостым знаменем Чингис-хана. Все действия монгольских войск были строго скоординированы с учётом географических и других условий.
Поход Бату-хана во многом напоминает войну Чингис-хана против Хорезма. Бесчисленные профессиональные шпионы и лазутчики, которым особое значение придавал сам основатель монгольского государства, буквально наводнили Русь и Европу, по крохам собирая самую разнообразную информацию о военно-страте- гическом и экономическом состоянии потенциальных противников. Благодаря их самоотверженной работе, Бату-хан и Субедей-баатур заранее знали своих будущих врагов, еще не встретившись с ними.
Через венецианских купцов и предпринимателей Субедей был связан почти со всеми общественными слоями Европы. Подполковник Рэнк, оставивший труд о завоеваниях монголов, считал, что даже сам Папа римский не был недоступен для степного полководца.
 «Надеялся ли папа на свой нейтралитет, на предоставление ему свободы действий по обращению тюркской Азии в христианство?.. Во всяком случае достоверно одно, что он медлил с объявлением священной войны и решился на этот шаг только тогда, когда уже было слишком поздно, и народы Запада открыто обвиняли его в том, что он призвал монголов на Римского Императора [т е. императора Священной Римской империи].
То обстоятельство, что Папа римский ненавидел германского императора больше, чем язычников-монголов, и считал его врагом номер один, говорит в пользу гипотезы Рэнка.
В великом западном походе приняли участие 13 представителей Золотого рода, потомков Чингис-хана. Это были сыновья Джучи Орду, Бату, Бэрке, Шейбани и Тангут; сыновья Цагадая Байдар и Хайду, а также внук Бури; сыновья Угедея Гуюк и Хадан; сыновья Тулуя Мунке и Буджек и пятый сын Чингис-хана от красавицы-жены Кулан- хатун Хулгэн (Кюлькан в русских летописях).

{jcomments on}

                                       Рейтинг@Mail.ru