Подземная война за Смоленск в 1609–11 гг.

Польские войскаПольские войска широко применяли искусство западных инженеров для того, чтобы сломить героическую оборону Смоленска. Саперы под руководством королевских специалистов-минеров выводили к стенам и башням несколько траншей и подкопов, в которые  предполагалось заложить пороховые бочки. Однако  организаторам обороны крепости во главе с воеводой Шеиным удавалось вовремя получить информацию о диверсии.


У защитников крепости были свои доброжелатели в польском лагере. Короля Сигизмунда Августа  не любили горожане, особенно в восточных областях Великого княжества Литовского. Причина --  слишком много вольностей позволял король шляхте, которая гуляла по шинкам и безобразничала в городах. Обижались на короля и православные купцы и ремесленники.
Потому неудивительно, что в смоленскую крепость время от времени пробирались гонцы из польского лагеря.
Литовские купцы разоблачали интриги королевских шпионов (Доморацкого) в Москве, „наши купцы — злодейская Русь — сказали миру и духовенству русских, что король хочет наступить на их веру и церкви, поэтому пусть они не склоняются на его сторону".
 В Смоленск также пробрался, рискуя жизнью, купец из Полоцка. Он рассказывал, что у поляков нет средств, чтo им грозят турки, наступают шведы, тревожат западные границы отряды племянника Стефана  Батория. Этот купец уговаривал смолян держаться и не верить королевским грамотам и обещаниям.
16 июня 1610 года хотел пробраться в крепость еще один купец из Польши, но его захватили и жестоко с ним расправились. Его зажарили на вертеле, содрав предварительно кожу со спины.
Безвестные герои, проникая в крепость, помогали защитникам еще и тем, что вовремя предупреждали о готовящихся атаках. Они же указывали на подготовляемые подкопы, что значительно облегчало определить и направление подкопа и предупредить польские планы под землей.
Поляки все внимание сосредоточили на подкопах, которые вели из Чуриловского рва в нескольких направлениях, полагая взорвать большой участок стёны. Этими работами руководили нанятые иностранцы и, в частности, инженеры-немцы  Шембек и Апельман. Первое время рабочей силой служили гайдуки, а дотом пленные смоленские крестьяне.
Смоляне, располагая своевременной информацией перебежчиков и наблюдениями в колодцах-слухах, вели контрподкопы. Докопавшись 16 января 1610 года до польского подкопа, защитники, прежде чем взорвать его, решили несколько поколотить панов под землей; установив в отверстии польского подкопа пищаль, заряженную картечью, они повели обстрел. Это был первый подземный бой. Немногим полякам удалось спастись бегством. Через три дня на другом участке подкопа произошла новая стычка. Смоляне взорвали химическую мину и разрушили подкоп. 27 января защитники встретились с поляками в новом подземном ходу. Снова были использованы легкие пушки, и поляков расстреливали картечью. Новым в то время и замечательным техническим достижением было изготовление пушечных ядер, начиненных смрадными веществами. Этими ядрами смоленские ремесленники угощали поляков под землей.
Польскому гайдуку удалось забросать землей такое ядро и вынести его. При вскрытии оно оказалось наполненным селитрой, порохом, серой, водкой и другими очень смрадными веществами. Ядра, наполненные химическим составом, говорят, что смоленские ремесленники быстро овладели не только тогдашней артиллерийской техникой, но и своими изобретениями поставили втупик лучших европейских инженеров, бывших в польском войске.
Через неделю смоляне открыли еще один подкоп, который вел инженер Шембек. Положив под него большую мину, взорвали ее, причем похоронили несколько солдат и засыпали самого Шембека. Почти всю ночь откапывал себя главный польский минер и только к утру выбрался. Чтобы отомстить, инженер Шембек на другой день взорвал одну мину, но дели она не достигла, так как до стены подкоп ещё не был доведен. Таким образом, он еще раз осрамился.
 14 февраля 1610 года  смоляне взорвали новый подкоп, который вел французский инженер. Взрыв был настолько мощным, что выбросил огромную массу земли на значительную высоту. Вместе с песком выше крепостной стены взлетел и французский инженер, но, упав в снежный сугроб, остался жив.
В польском лагере контрмины смолян вызвали растерянность. Пятимесячная подготовка штурма была уничтожена. Упорство и напряженный труд защитников дали свои плоды — они завоевали себе новую передышку. Польское командование возлагало все надежды на подкопы и не торопилось получить тяжелые осадные пушки из-за границы. Штурм крепости теперь снова оттягивался.
Приходилось вести новые подкопы и торопить с подвозом пушек, так как из привезенных 30 орудий значительная часть вышла из строя, а оставшиеся мортиры ничего не могли сделать стенам. Правда, в это время главное внимание королевской ставки было сосредоточено на тушинских делах. Вместе с этим польское командование было озабочено покорением других городов, расположенных вблизи Смоленского уезда, и обеспечением усиленной охраны крепости, откуда весной участились вылазки.
Подземная война за обладание Смоленска в конечном итоге не сыграла той роли, на которую рассчитывал король Сигизмунд Август, нанимая инженеров в Германии и Франции.
{jcomments on}

                                       Рейтинг@Mail.ru