Был ли у русских шанс на победу в битве на реке Сити?

Битва на реке СитиК началу марта 1238 г. судьба Северо-Восточной Руси была, в основном, предрешена. Монголы повсеместно подавили очаги сопротивления. И только где-то у речки Сити великий князь владимирский Юрий Всеволодович собирал под свои хоругви патриотов, горевших пламенным желанием или сложить свои головы за Русь, или изгнать «безбожников-татар» с родной земли. За месяц силы великого князя значительно увеличились, так как на Сить стекались все недовольные «новым режимом и сложившимися порядками, те, кто в огне войны потеряли родных и близких, те, для кого жизнь превратилась в сущий ад.


Неспроста великий князь выбрал речку Сить. Расположившись на Сити, Юрий Всеволодович имел возможность получать помощь с севераиз нетронутых войной Новгорода, Белоозера, Вологды, Устюга и Ладоги. В худшем случае, в случае поражения, русская рать могла беспрепятственно отступить на север и продолжать борьбу.
Юрий Всеволодович был настроен решительно. Его можно понять: он отдал свой город врагу и теперь лишь номинально именовался великим князем, он потерял всё. Возможно, Юрий Всеволодович, лишь теперь понявший с кем именно имеет дело, и не надеялся на реванш. Но, безусловно, одно: для него ничего, кроме борьбы, причём борьбы на смерть, не имело другого смысла.
По мнению В. В. Каргалова, расположении реки Сити было как нельзя более идеальным для продолжения борьбы:
 «Дремучие леса прикрывали лагерь от наступления монголо-татарской конницы и делали его сравнительно безопасным… Подкрепления ожидались в первую очередь из богатого и многолюдного Новгорода, где правил брат великого князя — Ярослав Всеволодович. Именно туда вела от Сити сухопутная дорога, прикрытая лесами от монгольских авангардов. Кроме того, по льду Мологи к Сити подходили проторённые санные пути: с югаот Волги и с севераот Белоозера. Эти пути были важны в военном отношении, так как обеспечивали прибытие подкреплений и продовольствия из богатых приволжских и северных городов, а в случае необходимости открывали великокняжескому войску дорогу для отступления в отдалённые, малонаселённые области».
Район реки Сити, где зимой каждого года замирала жизнь, в феврале 1238 г. пришёл в движение. Всякий, кто хотел отдать свою жизнь за родину, направлялся к великому князю. Каждый вооружался тем, что имел. Под знаменами Юрия Всеволодовича собрались его брат юрьевский князь Святослав Всеволодович, ростовский князь Василько Константинович, Владимир Константинович Углицкий, Всеволод, князь Ярославля, и другие со своими дружинами. Все эти города уже были захвачены монголами. Понятно, какой настрой был у «ситников». Однако сепаратизм (или, скорее, недальновидность) русских князей мешал сплочению сил. Так, новгородский князь Ярослав Всеволодович, отец легендарного Александра Невского, которого так ждали на Сити, вместо того, чтобы прийти на помощь кровному брату, взвесив за и против, бросил на произвол судьбы великого князя. Ярослав Всеволодович не рискнул навлечь на себя гнев монголов и решил отсидеться за стенами своего города, расположенного в 300 км от Сити. Вполне вероятно, что монголы, разгромив великого князя, могли двинуться из Сити на Новгород. Дело в том, что войска Бату-хана 22 февраля начали осаду Торжка, в случае взятия которого дорога на Великий Новгород была бы открыта.
светские исследователи В. А. Ляхов и А. М. Анкудинова объяснили поступок Ярослава Всеволодовича недальновидной политикой русских князей, характерной для периода феодальной междоусобицы.
После взятия Ростова и Углича конница Бурундая, совершив стремительный бросок, в первых числах марта вышла к реке Сити, великий князь в очередной раз был обманут в своих надеждах, ведь он  считал, что Ростов, Углич и другие города окажут сопротивление захватчикам и задержат их наступление на несколько дней. Получив известие о приближении монголов, Юрий Всеволодович послал в дозор» трехтысячный отряд во главе с воеводой Дорожем, или Дорофеем Фёдоровичем.
 Ранним утром 4 марта монгольская конница лавиной ворвалась лагерь русских ратников. Удар был настолько стремителен, что дозорные не сумели предупредить своих.
Воины великого князя были застигнуты врасплох. Земляные валы и различные оборонительные сооружения, которые возводили по приказу Юрия Всеволодовича, не были завершены и поэтому не смогли защитить русских. К тому же дружинники жили в деревнях, расположенных в некотором отдалении друг от друга, и не успели собраться для отпора врагу.
Русских воинов, которые строились в боевой порядок, прямо на месте рубили монгольские конники. Стихийное сопротивление ратников с самого начала было обречено на провал. Монгольские всадники поодиночке уничтожали пеших русских воинов, которые, предпринимая тщетные пытки остановить нападавших, в конце концов побежали.
Монголы преследовали их на протяжении почти 40 км, пока все они не были перебиты. Великий князь Юрий Всеволодович, главный воевода владимирский Жирослав Михайлович и другие князья, сражавшиеся бок о бок с простыми ратниками, пали в бою.
Князь Василько, продемонстрировавший на поле брани чудеса храбрости, был схвачен в плен. Темник Бурундай пригласил его ко своему столу и пытался склонить на свою сторону, приговаривая, что такой важный, молодой человек на службе у такого же отважного и молодого монгольского хана пойдёт далеко. Однако князь Василько, к любой другой патриот, с негодованием отвёрг предложение монгольского темника и был зарублен.
После ухода монгольских войск на поле битвы прибыл епископ ростовский Кирилл и разыскал среди убитых обезглавленное тело великого князя Юрия Всеволодовича, которое привезли для
захоронения в Успенский собор. Тело князя Василько было обнаружено в Шернском лесу и также доставлено в Ростов. Вдова, дети Василько и ростовчане с почестью захоронили патриотов.
Сражение на реке Сити сыграло важнейшую роль во всей дальнейшей судьбе России. Непосредственным его итогом было начало так называемого монголо-татарского ига, продлившееся 250 лет и закончившееся 100 лет спустя после Куликовской битвы — к 1480 г.
Остаётся только удивляться простоте и в то же время феноменальности стратегического плана военных действий Бату-хана в Северо-Восточной Руси. Время, выбранное для военных действий, направления главных ударов, численность войск на каждом направлении были идеально продуманы.
 Такого плана не было ни у Наполеона в 1812 г., ни у Гитлера в 1941 г. Два гения военного искусства, поставившие к тому времени на колени пол-Европы, недо- и переоценили множество факторов, в частности, собственные силы, природные условия, климатические особенности и т. п. В результате этого каждый из них достигли Москвы, но с тем, чтобы затем привести русских в свои столицы — в Париж и Берлин соответственно. Истории этих «натисков на Восток» известны всем: один полководец закончил свои дни на острове Святой Елены, отравленный своим же приближённым, а другой свёл счёты с жизнью в подземном бункере, где вынашивал планы о создании «тысячелетнего рейха».
{jcomments on}

                                       Рейтинг@Mail.ru