Религиозные верования людей древнего Городца на Волге

ВерованияРасселение восточных славян в Нижегородском Поволжье, основная волна которого приходится на XII—XIII ив., сопровождалось распространением среди них христианства. Ведущая роль в этом принадлежала Владимиро-Суздальскому княжеству. Во 2-й половине  XII—нач. XIII вв. главным опорным пунктом владимиро-суздальских князей в Среднем Поволжье был Городец на Волге. Поэтому интересно выявить характер и особенности религиозных представлении жителей этого древнего волжского города.


Летописные источники по данному вопросу ограничиваются лишь упоминанием культовых мест: церкви Михаила Архангела, Федоровского монастыря и монастыря св. Лазаря. Сведений об их местоположении летописи не содержат, а раскопками их остатки пока не обнаружены. Однако можно полагать, что церковь Михаила Архангела в Городце, как и в Нижнем Новгороде, скорее всего находилась из территории Кремля (детинца). Монастыри в изучаемое время, как правило, располагались за линией городских укреплений, выполняя не только культовую, но и военную функцию. Примером тому могут служить средневековые монастыри Суздаля.
Значительные размеры городецкого посада заставляют думать, что и на его территории находилось несколько церквей. К сожалению, они даже не упоминаются в источниках. Но при этом пристального внимания заслуживает археологическим материал. Во время раскопок городецкого некрополя XII—XIV вв. в северо-восточной части посада было замечено, что при устройстве ряда могил использовались обломки кирпича со следами известкового раствора. Без сомнения, это остатки разрушенного монументального строения, каким в то время могла быть только церковь. Да и само кладбище, в течение нескольких столетии функционировавшее и центре посада, могло располагаться только рядом с церковью. К сожалению, участок, где можно было бы предполагать следы фундамента кирпичного строения, в настоящее время не доступен для раскопок. Остается надеяться, что в будущем все же  дастся проверить эту гипотезу и в какой-то мере выяснить внешний облик и дату постройки. Однако какими бы многозначительными ни были перечисленные выше данные, они не отражают степени христианизации населения Городца, В этом вопросе незаменимым источником становится материал захоронении.
В Городце захоронения исследовались неоднократно. В 1954 г. И. А. Кирьяновым в северной части посада (совр. ул. А. Невского) было выявлено 7 захоронений. В 1962 г. Л. Ф. Медведев  обследовал 43 погребения на территории детинца (совр. ул. Кожанова), связав их с разрушением города монголами в 1238 г., и отметил захоронения на ул. Загородной. Многочисленные средневековые захоронения были зафиксированы при прокладке траншеи на ул. Гагарина (северная часть посада) и 1982 г.. Колоссальную по объему информацию дали раскопки городецкого некрополя в северо-восточной части посада. Здесь изучено 340 захоронений.
Кладбище в северо-восточной части посада существовало продолжительное время: погребения расположены тесно, часто перекрывают одно другое. Стратиграфические наблюдения позволяют говорить о том, что верхней датой этого некрополя является начало XV в., скорее всего трагические события 1408 г. Об этом красноречиво говорит незначительная глубина захоронений, совершенных прямо в культурном слое, зачастую на месте разрушенных жилищ, небрежность в оформлении могил.
Все изученные погребения без исключения совершены по христианскому обряду. Покойники лежат в гробах или просто и могильных ямах на спине, головой на запад (в ряде случаев с небольшим отклонением к югу). Лицевая часть черепа бывает повернута влево или вправо, но наиболее характерно прямое расположение. Положение рук у скелетов встречено самое разнообразное: вдоль туловища, одна или обе руки лежат в области таза, в области живота, на груди. Нередко руки согнуты в локтях так, что кисти находятся в области ключиц.
В подавляющем большинстве погребения могильника безинвентарны. Вещи оказались лишь в нескольких погребениях. Это фрагмент железной пряжки (женские бронзовые украшения, возможно, височные кольца (погр. 109), ножи (погр. 156, 160, 179, 237), фрагменты бронзовых предметов  (погр. 155, 200), обломок хрустальной шаровидной бусины (погр. 185), каменный крестик (погр. 210). бронзовый бубенчик (погр. 237). Интересно погребение 217.  На груди умершего лежал бронзовый нательный крестик, а по обе стороны от него две бусины: зонная стеклянная голубая и сердоликовая пирамидальная. Видимо, они были надеты на одну нитку и составляли своеобразное ожерелье. В трех случаях были выявлены парчовые очелья (погр, 65, 142, 258), причем в погребении 142 оказались две парчовые ленты. Судя по их расположению, они были вплетены в косы. Во время раскопок на территории детинца в 1962 г. в одном из женских погребений также было обнаружено очелье из золотной ткани с узором, аналогичное, судя но описаниям, очелью погребения 65. Л. Ф. Медведев отметил, что подобная ткань привозилась па Русь из Византин и была обычна для XII века.
Обращает на себя внимание характерная деталь погребального обряда некрополя на посаде: погребения с так называемыми каменными подушками. Они встречены на раскопанной территории могильника 52 раза. В одних случаях каменные подушки лежали под черепами, в других—под черепом и между ступнями одновременно, между коленями, на тазовых костях. Неоднократно вместо камней использовались обломки кирпичей.
Помимо Городца эта деталь погребального обряда прослеживается по материалам 24 некрополей 13 древнерусских городов. Общее количество погребений с каменными подушками на этих некрополях более 507. Так же как и в Городце, никакие другие элементы обряда не выделяют эти погребения в отдельную группу. Все захоронения ориентированы головой па запад, руки сложены на груди или на тазовых костях, инвентарь почти отсутствует. Кладбища с подобными погребениями локализуются обычно возле церквей, что лишний раз говорит в пользу мнения о расположении посадской церкви в Городце рядом с исследованным некрополем.
В Городце господствовал христианский погребальный обряд в его самых детальных проявлениях, характерный и для некрополей других древнерусских городов. Отклонения от обряда, которые можно трактовать как языческие, зафиксированы лишь дважды: в погребении 237 в зубах умершего найдены обломки железного ножа, железный нож лежал рядом с погребенным (в области плеча), обнаруженным в траншее на ул. Гагарина.
Подтверждением приверженности городчан христианским верованиям служит и вещевой материал из культурного слоя. Предметы, связанные с христианским культом, найдены в изобилии. И на посаде, и на детинце в напластованиях XII— XIV вв. встречено 37 четырехконечных каменных тельных крестиков и их фрагментов размером от 1,5 до 5,7 см. Изготовлены они в большинстве из сланцевых пород камня, орнамента не имеют. В двух случаях на поверхности крестов процарапаны знаки: процветший крест, знак, напоминающий букву А. Небезынтересно отметить, что при раскопках одной из усадеб XIII в. в восточной части посада (совр. ул. Пржевальского) на полу сгоревшей постройки было найдено 5 целых крестиков одного размера и 4 бракованных. Не вызывает сомнения, что здесь находилась мастерская по изготовлению этих предметов для удовлетворения спроса горожан. Аналогичные кресты-тельники из камня были широко распространены по всей Древней Руси. В Новгороде они датируются
Особую группу  предметов, связанных с христианскими верованиями людей,  составляют нагрудные иконки, которые носили или на шнурке, или в сочетании с украшениями в составе ожерелья. В 1982 г. в заполнении хозяйственной ямы XIV в. была обнаружена подвеска-иконка прямоугольной формы размером 2,6×3.0 см из свинцово-оловянистой бронзы. На лицевой стороне изображена Богоматерь Умиление с младенцем па левой руке. Ее правая рука прижата к груди. Христос правой рукой обнимает Богоматерь за шею поверх мафория. Его левая рука вытянута перед грудью Богоматери, ноги сдвинуты вместе, резко согнуты в коленях. Лицом он прижимается к склоненному лику Богоматери. Одежды Богоматери и Христа даны.мягкими складками, с искусной их передачей, рельефные нимбы орнаментированы. Иконка имеет рамочку, поднятую на высоту рельефа. На ее оборотной стороне в рамке, прочерченной по краю резцом, помещен процветший крест. Иконографический анализ находки позволяет отнести ее изображение к одному из ранних изводов знаменитой Владимирской Богоматери, только в зеркальном отражении. Возможно, это объясняется зеркальностью отливок с форм, на которых изображение было помещено традиционно. По мнению М. В. Седовой. изготовление образков с изображением Богоматери Умиление носило массовый характер и было налажено во Владимире при Успенском соборе.
Находка амулета-змеевика в Городце, а также некоторые детали погребального обряда проливают спет на пережитки язычества в среде городчан. Однако многочисленность и разнообразие предметов христианского культа, устойчивый христианский обряд погребения, зафиксированный сотни раз, упоминание в источниках церкви и монастыре» свидетельствует о прочно утвердившемся среди жителей средневекового Городца христианстве.


ИСТОЧНИКИ: 
Кирьянов И. А. Отчет о раскопках в Городце в 1954 г. Рукопись. Архив ИА АН СССР.
Медведев А. Ф. Новые материалы к истории Городиа на Волге М., 1968.
Гусева Т. В. Отчет о раскопках в Городце на Волге в 1983 г. Рукопись. Архив ИА АН СССР.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

                                       Рейтинг@Mail.ru