Русская свастика Вологды и Новгорода

Русская свастикаХарактерный крест с гнутыми концами очень популярен  в орнаментах изделий народного ткачества Русского Севера. Исследователь Р. В. Багдасаров среди вышивальщиц северных областей  называет имя А. И. Черемной, сохраняющей яргу в своём ткачестве.


 В с. Нюксеница, которое широко известно использованием свастических  узоров в тканых изделиях, длительное время действует «Центр традиционной народной культуры. Ярга сегодня высвечивается основообразующим узором в тканых поясах, женских и мужских рубахах староверческих и родноверческих петербургских общин.
В новгородских землях свастика впервые была обнаружена этнографами в селах Боровицкого уезда. Исследователями были приобретены для коллекций полотенца с яргическими символами. Популярное изображение всадника и фигуры девы, удерживающей коня под уздцы, также украшено крестом с загнутыми концами. Такое полотенце, как свидетельствует фольклор, должно было оберегать молодых после свадьбы от порчи и сглаза. Роль свастики в народном искусстве новгородских земель еще требует более пристального изучения.
На Вологодчине этнографам удалось установить ряд уездов, где более всего использовалась ярга в ткачестве. А. А. Бедиарчик отмечает в своей работе деревни Сольвычегодского, Яренского, Вельского уездов. Узоры свастического характера вологодские крестьяне помещали на подоле, на краях рукавов. Русская свастика совмещалась с изображением древа жизни и птиц.
 Очень непростая картина мира, собранная из свастик, исполнялась ткачами для крестьянских рубах с. Черевково (Красноборский район). Это село отличается большим разнообразием крючковатых крестов.
 При ознакомлении с обширным материалом М. В. Сурова возникают закономерные вопросы: «А какова степень распространения яргических узоров в названных им районах? Не может ли быть, что опубликованные им предметы с крючковатыми крестами — случайное явление северовеликорусской культуры? Ответы на них можно найти в работах сотрудника отдела археологии Звенигородского историко-архитектурного и художественного музея А. В. Алексеева. В течение десяти лет он и его товарищи осуществляли детальпое изучение крестьянской культуры (одежда, тканьё, вышивка, обряды, изба, говоры и т. д.) в бассейне р. Кичменьги (левый приток р. Юг). В основном это сёла и деревни Кичменгско-Городецкого района, расположенного на востоке вологодских земель. В частности, А. В. Алексеев пишет: «Среди узоров преобладает геометрический орнамент. В первую очередь это простые и сложные ромбические фигуры (…ромб со вписанной свастикой…); не менее часто встречаются различные свастические мотивы, S-видные гуськи, гораздо реже зооморфные и антропоморфные фигуры». На цветной фотографии свадебного кушака начала XX в. всё узорочье составляет повторяющийся яргический знак. Л. В. Алексеев отмечает древность техник тканья и вышивки узоров (прослеживая их историческую глубину до 1000 лет), а также многовековую письменную историю самих селений.

Ярга

Ярга Русского Севера


И. Я. Богоуславская называет этот район «интересным очагом народной вышивки», бывшем в данном отношении долгое время не известным науке. Находящееся сегодня в Государственном Русском музее собрание вышивок из указанного района составляет свыше 200 предметов. Это прежде всего обрядовые полотенца и скатерти, датированные второй половиной XIX — началом XX в. Рассматривая своеобразие местного узорочья, И. Я. Богуславская отметила «часто встречающийся в кич-городецких вышивках мотив круга-розетки с вихревыми лучами, который можно трактовать как отголосок солярного знака». Таким образом, в результатах исследования А. В. Алексеева, И. Я. Богуславской существует единство в оценке яргических знаков различных типов. Если первый выявляет частое нахождение линейных ярг-знаков среди линейных узоров, то И. Я. Богуславская отмечает частоту яргических знаков кругового (вихревого) типа среди вышивок с растительными мотивами.
  Рассказ вологодского учителя, краеведа А. Кузнецова, подтверждая точность сведений М. В. Сурова по Тотемскому району, показывает их укоренёность в быту жителей деревни Ихалицы. В частности, он утверждает, что во время Великой Отечественной войны «Ярки» и «гуськи на «полотенцах и вышитых женских одеждах имелись почти в каждом деревенском доме
В Центре традиционной народной культуры Нюксенского района хранятся старые вещи, среди которых полотно  женской рубахи с классическими и разветвлёнными яргическими знаками, выполненными В. А. Хомяковой 1846 г. р.
 Знакомство с Музеем традиционной народной культуры Тарногского городка показывает, что здесь находятся вещи с редкими, весьма своеобразными яргическими знаками в образцах русской народной вышивки и круговыми солнечными знаками на прялках. В Тотемском краеведческом музее сегодня хранятся также полотенца и пояса с различными яргическими знаками.
 Жители пос. Хохлово Кадуйского района в наше время сохраняют предметы традиционного костюма, среди которых можно увидеть пояса с крючковатым крестом. Вселениях Белозерского района сохранился обычай, когда на Рождество пожилые женщины пекут хлебы, увенчанные классической яргой с сильно закругленными концами. Такой «коровай» печётся и на свадьбы
 В монографическом исследовании узоров народной вышивки Г. С. Масловой свастика считается свойственной крестьянской культуре всего Русского Севера. Здесь содержатся сведения о её бытовании в Вельском и Кирилловском уездах. Крючковатый крест исследовательница считает «весьма древним» узором Подвинья. Выражние «весьма древний», исходя из подтекста и обозначенного ею времени исследования XVIII -XX вв., следует относить ко времени ранее XVIII в. Об этом же писал и B. C. Воронов, подчёркивая, что свастика к XVIII в. уже бытовала у северовеликорусов. Чаще всего верхнюю границу этой временнуй характеристики соотносят с эпохой не позже начала христианизации средневековой Руси, а нижнюю границу — с временем расселения славянских племён на её землях. Из материалов его работы следует, что ярга около 300 лет непрерывно использовалась в крестьяпской вышивке и ткачестве Русского Севера.
Государственный Русский музей располагает ценнейшими собраниями кружев русского населения Северных губерний, отдельные из них датируются XVIII в. Специалисты, относя часть этих северных строчевых подзоров к вологодскому краю, считают необходимым уточнение их происхождения и местностей распространения. Свастика в них представлена классическими и другими линейными яргическими знаками в огромных по размерам, сложных рисунках подзоров. В отдельных композициях с растительным узором она находится на местах соцветий, в кроне Древа Жизни, что заставляет принимать её символом истоков новой жизни. Техника выполнения подзоров связывается с традицией золотного шитья в Древней Руси. Яргу мы видим и на узорах занавесок, поясов и иных предметов народного быта, вышивки и кружев XVIII — начала XX в. Так, на нижней ленте узора женского льняного передника Великоустюгского уезда XIX в. её разновидности (классические, с квадратной серединой и дважды загнутыми концами и более сложного типа) включены в симметрию всей композиции предмета. Составляя основу композиции (численно и образно), они придают ей вид своеобразной яргической системы.
В селениях Вологодчины крест с загнутыми концами и его разновидности известны под названиями крючья, козелки, конегонь, гуськи, чертогон, огниво, огнивец, жгуч, ярко, косматый ярко, космач, пылань, рыжик, враток, вращенец, вращенка, вращун, крутяк, мельник, косарь, косовик.

Источник:
П. И. Кутенков — Ярга-свастика — знак русской народной культуры

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

                                       Рейтинг@Mail.ru