Как жили белорусы в Москве под властью царя Алексея Михайловича?

Белорусы в МосквеНесмотря на то, что по Андрусовскому договору о перемирии с Речью Посполитой (1667) все захваченные в восточных областях ВКЛ пленники получили право беспрепятственно возвратиться на родину, количество их в Москве и в других городах Русского государства не уменьшилось. Кто-то не захотел  возвращаться в разрушенные войной селения без денег, без продуктов, с риском умереть с голоду по дороге. Кого-то удерживали новые хозяева -- московские монахи, купцы, бояре, к которым жители  Литвы  попали в кабалу.


Небольшая часть -- в основном мастеровитые люди, сумевшие обратить на себя внимание влиятельных московских  сановников, а иногда и самого царя, смогли заработать денег и обустроиться в столице Московии.
 6 сентябре 1672 г. был опубликован царский указ, согласно которому для пленников, захваченных в  Белоруссии,  в Москве была создана особая Мещанская (Новомещанская) слобода, подчиненная Посольскому приказу. В эту слободу были переведены на постоянное жительство те переселенцы из Белоруссии, которые, поселившись в московских слободах и сотнях, смогли купить там себе дворы.
Мещанская слобода была расположена за пределами Земляного города на земле дворцовой Напрудной слободы, там, где теперь находятся Мещанские улицы.
Все обитатели  Мещанской слободы, так же как и торгово-ремесленное население московских черных сотен и слобод, обязаны были нести тягло: выполнять денежные и натуральные государственные повинности.
В целях учета тяглых людей правительство неоднократно проводило переписи населения слобод. Сохранившиеся переписные книги Мещанской слободы, опубликованные в «Материалах для истории московского купечества», очень подробны и являются важнейшим источником для истории посадского населения Москвы.
Особенный интерес представляет переписная книга за 1676 г., содержащая наиболее ранние и наиболее подробные сведения о живших в Москве выходцах из Белоруссии.
В начале книги указано, что «лета 7185 сентября в 30 день по государеву цареву и великого князя Феодора Алексеича всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержца указу и по наказу из Посольского приказу, за приписью дьяка Василья Бобинина, Данило Никитич Воробин писал и мерял в Мещанской слободе дворы и во дворех описывал людей по имяном, а кто какого города уроженец и чем промышляет и то писано подлинно в книгах ниже сего».
Затем следует подробная перепись дворов каждой улицы по следующей форме: имя и фамилия владельца двора, имена его сыновей или других ближайших родственников мужского пола, место его рождения, краткие данные о социальном положении и местожительстве до поселения в Мещанской слободе, род занятий, размеры двора.
Например, «Во дворе Гришка Остафьев, у него сын Ивашка, родиною с Орши, в прошлом в 164 г. выехал он к Москве с быховцом с Васильем пищальником и жил у него в учениках в Бронной слободе лет с 15 и в прошлом во 182 г. взят в Мещанскую слободу с порядной записью, а промысел ево—пищали делает; двор ево мерою длиною 10 саж., по воротам 5 саж. без чети, в заднем конце тож».
Подобным образом переписаны 552 тяглых двора и 15 дворов церковных причетников. Кроме того, по такой же форме, но без указания размеров двора, переписаны 105 семей без- дворных мещан, которые жили «у своей братьи в соседях». Следует отметить, что в переписной книге содержатся данные не о всех бездворных мещанах, так как последние листы переписи не сохранились. В переписной книге не имеется также сведений о женщинах (за исключением вдов, имевших самостоятельный доход). Это объясняется тем, что переписи производились с целью учета только тех лиц, которые обязаны были нести тягло.
По данным переписной книги за 1676 г., белорусы в Москве составляли подавляющее большинство населения Мещанской слободы. Из зарегистрированных 552 тяглых владельцев дворов и 105 тяглых бездворных хозяев, имевших самостоятельный доход.
Переписная книга, указывая место рождения выходцев из Белоруссии, не называет их местожительство до переселения в Русское государство.
Некоторые  выходцы из Белоруссии, жившие в Мещанской слободе, сами переселились в Русское государство. В переписной книге это выражено формулой: «вышел он к Москве на государево имя», или «выехал к Москве собою». Другие были переселены из белорусских городов по распоряжению московского правительства в связи с тем, что (официальное объяснение!)  в 1654 г. от эпидемии чумы погибло 80% тяглого населения московских слобод. На самом деле это были просто пленники, согнанные в Москву по татарскому обычаю. В этом плане московиты полностью
Деление выходцев белорусов в Москве на ремесленников и торговцев до некоторой степени условно. Многие лица, означенные в переписной книге как торговцы, были по существу ремесленниками, продававшими свои изделия на рынке («торгует калачами», «саечник», «промышляет ржаными хлебами», «торгует кутьею»).
Среди живших в Мещанской слободе белорусских переселенцев в 1676 г. насчитывалось 169 тяглых ремесленников. Это были мастера самых различных специальностей. В переписной книге зарегистрированы: портные (29), серебряники (18), скорняки (14), кузнецы (13), гончары (10), сапожники (6), овчинники (5), переплетчики (5), пекари (4), ружейники (3), сабельники (3), бондари (3), печ- ники-ценинники (3), печники — «печи чорные делает» (3), шапочники (3), «женские пухи (платки) делает» (3), плотники (2), котельники (2), шорники (2), оловянишнпки (2), ценинники—«образцы делает» (2), «сусальное золото делает» (2), чулочники (2), «белилы делает» (2), мыловар, рукавичник, башмачник, золотых дел мастер, каретник, каретный обойщик, гранильщик алмазов, зеркальник, крашенинник, печатник — «листы печатает», калачник, «бобры делает», «суды деревянные пишет», «серебро басемное делает», «куницы подчернивает», свечной мастер, «штаны кожаные делает», «сережное каменье делает», порох делает», строгальщик юфти, «делает полсти цветные», «полсти валяет», столяр, «ножи приправляет», «сапоги немецкие делает», «делает околы шапочные на немецкую руку», «станки пищальные делает», «оконцы слюдяные делает». Всего переписная книга называет 52 ремесленных  занятия.
Ко времени переселения в Мещанскую слободу большинство выходцев из Белоруссии, занимавшихся торговлей, по- видимому, не вело крупных торговых операций. Переписная книга свидетельствует, что они вели преимущественно мелкую розничную торговлю («режет мыло и продает в разнос», «торгует на Красной площади ветошным железьем», «торгует в москотильном ряду», «торгует на Красной площади крупою», «кормитца торжишком»). Небезинтересно отметить, что один из жителей Мещанской слободы—Семен Яковлев из Витебска занимался торговлей книгами.
Среди выходцев из Белоруссии, живших в Мещанской слободе и занимавшихся торговлей, очень быстро выделилась группа крупных купцов. Из этой группы уже в 1678 г. 14 купцов были взяты в Гостиную сотню, т. е. они вошли в состав привилегированной верхушки крупного московского купечества. Иван Исаев из Дубровны и Матвей Григорьев (Евреинов) из Мстиславля спустя некоторое время получили звание гостя и царские грамоты на особые привилегии. Как и другие гости, они стояли близко к верхам приказной бюрократии и играли впоследствии видную роль в торгово-финансовых делах Русского государства. Сын Ивана Исаева Илья в 1720 г. был президентом петербургского магистрата, а с 1731 г.—вице-президентом коммерц-коллегии. Сын Матвея Григорьева Яков о 1742 г. был советником мануфактур-коллегии, а с 1753 г.— президентом коммерц-коллегии.
Известно, что в Мещанской слободе к 1684 г. в 477 дворах жило 612 семей белорусов. В Новодевичьем монастыре находилось около 300 монахинь, которые в 50-х годах XVII в. были свезены в Москву из оршанского Кутеинского женского монастыря. Вместе с оршанскими монахинями из Белоруссии царские стрельцы пригнали их родственников, также оставленных на постоянное жительство в Москве.
Белорусы в Москве составляли значительную часть посадского населения. По приблизительным подсчетам в Москве в 1653 г. было во всех 19 черных слободах и сотнях 3428 посадских дворов. В начале XVIII в. (1701) количество их увеличилось до 6568.
{jcomments on}

                                       Рейтинг@Mail.ru