Северные города России против Польских интервентов 16 века

ПолякиСеверные города России  стали подниматься против литовцев и поляков с 1608 -- 09  годов.  Новое движение на территории Вятской земли началось лишь с конца 1608   в связи с осадой Москвы Лжедмитрием II — новым агентом Польши. Расположившись со своими силами в Тушине, Лжедмитрий II и его польские руководители стремились захватить как можно больше городов и областей в русском государстве и всюду поднимали восстания против Василия Шуйского, играя на его непопулярности в массах трудящихся и разжигая классовую борьбу в стране и межплеменную рознь в районах, населенных различными народностями. Восстания против боярского правительства начались по всему государству, за исключением северных и северо-восточных районов. Огромное восстание вспыхнуло в Понизовом крае, где оно в значительной мере носило национальный характер и увлекло за собой мордву, чувашей, татар, марийцев и другие коренные народности Поволжья.
Польские интервенты использовали эти восстания коренных народностей Поволжья с целью захвата понизовых городов в свои руки. Польские паны и их тушинские агенты возглавили национальные движения и в основном руководили повстанцами. Будучи разбиты под Чебоксарами 22 декабря 1608 г. и под Свияжском 1 января 1609 г., повстанцы переправились на левый берег Волги и сосредоточились в Марийской области, откуда часть восставших начала наступление на русские города бассейна р. Вятки.
В январе 1609 г. тушинцы и восставшие мордва, чуваши и марийцы, под руководством своих предводителей—русских тушинцев— Ивана Волынского, Елизара Бартенева и арзамасских мурз Бибая и Теребердея Мустофиных, которыми, в свою очередь, руководил польский интервент пан Пятигорец, вступили в Санчурск, который сдался им без боя.
Победители привели санчурцев к присяге Лжедмитрию Тушинскому и послали в Яранск своего агента, уроженца г. Слободского Чуватку Яковлева с «воровским листом» и с поручением подготовить в Яранске восстание в пользу Лжедмитрия II и тем самым облегчить взятие Яранска восставшими. Яковлев навербовал в Яранске значительное количество сторонников и организовал мятеж в городе во время наступления на Яранск тушинцев.
5 января 1609 г. тушинцы стали прибирать к рукам иные северные города России,  легко захватили Яранск в свои руки. Слабый отряд яранцев, возглавляемый приказным Петром Глуховым, пытавшийся оказать сопротивление тушинцам, был перебит, а сам Глухов захвачен в плен и увезен из Яранска. Яранцы были приведены к присяге Лжедмитрию II, причем «привели… Еранских людей ко кресту за вора неволею из-за сабли… И как… Еранаких людей за вора ко кресту привели, и Еранских… лучших людей всех пограбили, а иных посекли». Тушинцы организовали выборы новых властей «город ведати», и яранцы «выбрали миром» в правители местного сына боярского Асанчука Горихвостова и в подъячие при нем соборного дьячка Павлика Мокеева.
Между тем Чуватка Яковлев, способствовавший захвату Яранска тушинцами, поехал с «воровскими листами» в Котельнич, чтобы и здесь подготовить почву для мятежа. Но в Котельниче Яковлева ждала полная неудача. Не желая подчиниться тушинцам, за спиной которых действовали поляки, и боясь усиления мари на Вятке, котельничане схватили Яковлева и отправили его в Хлынов к приказному, князю Михаилу Федоровичу Ухтомскому.
В Хлынове Чуватку Яковлева «пытали, жгли на огне» и, когда на допросе он во всем сознался, «за воровство всею Вятскою землею приговорили повесити».
Вятский приказный Ухтомский, расправившись с тушинским агентом Чуваткой Яковлевым, тотчас же отправил в Котельнич «для бережения от Черемис» ратных людей во главе со стрелецким сотником Захаром Пановым, Путилой Рязанцевым и Петром Моргуновым.
Одновременно он стал стягивать в Хлынов военные силы для борьбы с «литовскими людьми» и «ворами» и вступил в переписку с Пермью, Казанью, Устюгом и другими городами, прося прислать подкрепления для перехода в наступление на тушинцев. Через котельничских правителей Ухтомский организовал разведку в захваченных мятежниками районах, причем разведчики (вестовщики) связались с новым яранским правителем Горихвостовым, внешне служившим тушинцам, а на деле действовавшим в пользу русского правительства.
 Князь Ухтомский через разведчиков вступил в переписку с Горихвостовым, склоняя его к открытому переходу на сторону Москвы и изгнанию тушинцев из Яранока. Горихвостов и другие сторонники московского правительства в Яранске решили последовать призыву хлыновского приказного и произвести в Яранске переворот в пользу Василия Шуйского.
Они написали Ухтомскому и его помощнику Василию Иванову грамоту, в которой просили, «чтоб они с Вятки послали к нам в Еранскон тысячи с две людей; а как бы… люди с Вятки к нам в Еранскон пришли, и нам бы… всех Еранских людей привести за… праведнаго государя к крестному целованью».
Однако это письмо не дошло по назначению. Горихвостов послал его в Хлынов с двумя новокрещенами Левкой и Игнашкой Тогачевыми, но этих посланцев по дороге в Хлынов на р. Пижме
захватили марийские повстанцы, отняли у них письмо, а самих Тогачевых убили. Письмо было отвезено «в воровские полки». Оттуда 27 февраля в Яранск прибыл курмышский сын боярский Иван Дубенский, который арестовал и повесил яранского правителя Асанчука Горихвостова и терроризовал все население города Яранска.
Чтобы отнять у яранцев, склонявшихся на сторону Василия Шуйского, всякую надежду на помощь со стороны Хлынова и других городов Вятской земли, тушинцы и польские агенты развернули в Яранске агитацию и пустили слух о том, что вятчане перешли на сторону Лжедмитрия II и собираются присягать ему. 29 марта в Яранске выступил хлыновец Баженко Васильев, сын попа хлыновской Никольской церкви, и «учинил в миру смуту великую, а сказал: на Вятке де Вятчане радеют зору крест целовати».
Эта агитация имела большой успех у яранцев, которые тотчас написали приговор о посылке на Вятку делегации для проведения крестоцеловальной присяги Дмитрию II. В состав делегации были выбраны: яранский сын боярский Никита Рамейков, соборный пои Евдоким Дмитриев, вятский пушкарь Михаил (Миша Вятчанин), стрелец Фрол Желваков, казанский стрелец Петр Лукьянов, подъячий при казненном правителе Горихвостове Павлик Мокеев и Тренка Васильев, брат известного нам агитатора Баженка. Всего 7 человек. Делегация отправилась в Котельнич, куда прибыла 9 апреля. Но здесь ее постигла полная неудача. Котельничане твердо стояли за русскую землю и не поддавались на обещания и посулы польских агентов и русских изменников. Хозяином положения оставался сидевший в Котельниче наместник хлыновского приказного Захарий Панов.
Он и его помощники Путила Рязанцев и Петр Моргунов сумели переловить яранских делегатов и отправили их в Хлынов к князю Ухтомскому. Последний произвел допрос и расправу над захваченными яранскими «ворами»: Евдоким Дмитриев и Михалка Вятчанин были повешены, Павел Мокеев и Петр Лукьянов сумели бежать, судьба остальных остается неизвестной, повидимому, они были также казнены. Однако Яранск остался в руках тушинцев и польских агентов и сделался оплотом их наступления на Вятку.
В то же время господство тушинцев распространилось и на другие северные города России и Вятского края. В частности, польские агенты, тушинские изменники и использованные ими марийские повстанцы, еще в январе проникли в слободу Кукарку  Им удалось овладеть Кукаркой и привести ее жителей к крестоцеловальной присяге Лжедмитрию II.
Однако, повидимому, основная масса кукарцев оставалась в душе верной Москве, но, не имея силы бороться с тушинцами и с польскими Интервентами, вынуждена была лишь тайно сноситься с разведчиками Ухтомского и делать попытки к бегству из Кукарки в Хлынов. Именно разведчики доносили, что «с Кукарки де многие люди норовятся бежать к Вятке».
Тушинцы, овладев Кукаркой, тем не менее не могли распространить свою власть слишком далеко. Даже стоявший недалеко от Кукарки Предтеченский монастырь находился вне их влияния, как об этом сообщал прибывший из Кукарки чернец Дмитрий, который «сказывал, жил де он выше Кукарки, над Вяткою, на Жерновых горах в монастыре у Ивана Предтечи и в роспросе… сказал; к ним де не приезжали ко кресту приводить с Кукарки, и они де в монастыре вору креста не целовали, и богомолье де и ныне за государя царя и великого князя Василья Ивановича всеа Русии у Ивана Предтечи… и то де богомолье донеслось слободчику Афонасью (тушинский правитель Кукарки), и он де в том пени не учинил, «мы де крест целовали, а и сами себе не ведаем, что будет». Последние слова показывают, что сами кукарские тушинцы и польские интервенты чувствовали свою слабость на Вятке и не решались развертывать операции в глубинных пунктах.
 Хлыновский приказный князь Ухтомский и его котельиичский наместник Путила Рязанцев, узнав о непрочности тушинцев в Ку- карке, пытались поднять там восстание против них и с этой целью послали в Кукарку своего агента вятчанина Василия Дементьева «с грамотами, чтоб Кукарские люди государю добили челом и шли от воров на Вятку», но Дементьев был схвачен на Кукарке слободчиком Афанасием и посажен под караул.
Тушинцы и польские интервенты продержались в Кукарке сравнительно недолго. На них была двинута в марте военная сила из Казани, посланная казанскими воеводами — боярами Василием Петровичем Морозовым и Богданом Яковлевичем Бельским и их помощниками. Узнав, что «заворовали были на Кукарке Кукарские мужики», они «на тех Кукарских воров посылали из Казани голову Истому Хвостова с Казанскою ратью». Хвостову удалось в сражении под Кукаркой разбить тушинцев и захватить много пленных. Чтобы наказать кукарцев за их «воровство», Хвостов и казанцы до тла сожгли Кукарку и, таким образом, уничтожили один из оплотов тушинцев в бассейне р. Вятки. При взятии Кукарки казанцами вятчанин В. Дементьев был освобожден из-под караула и отправлен в Хлынов. Таким образом, в марте 1609 г. в руках тушинцев и марийских повстанцев оставались в Вятской области лишь Санчурск и Яранск.

                                       Рейтинг@Mail.ru