Какой была жизнь древних славян?

Древние славянеПовседневная жизнь древних славян определялась своеобразным укладом, выработанным столетиями борьбы с врагами и природой. Люди должны были объединяться, чтобы выживать. И община, род становятся  главной формой.  Управлялось древнеславянское племя „вечем «, т. е. сходкой всех  домохозяев. „Обо всем, что им  полезно или вредно; они рассуждают  сообща», пишет  о славянах  грек -современник, и русский  летописец  говорит, что так  было у славян   изначально.


Как  не было у славян  единой постоянной власти, так  же не знали они разделения по сословиям  или по богатству; это и понятно: сначала они жили родами, потом  большими семьями, и каждый род, семья, сообща занимались всяким  делом. Все, что добывалось ими от  земледелия, скотоводства, пчеловодства и охоты, шло, главным  образом, на собственную потребу семьи или рода, а, не для продажи на сторону. Редко-редко представлялся случай выменять у заезжего купца — иноземца на добытые шкуры  пушных  зверей какой-нибудь  товар  иноземного производства. Каждая семья сама строила себе дома, женщины в  семье сами делали ткани, необходимая для одежды, „жили скудно и беззаботно, постоянно пребывая в  грязи", как  говорит, описывая жизнь славян, византийский писатель-современник.
Расположенные всегда вблизи от  воды, на солнечном месте, на берегу реки или озера, городища одним  этим  указывают, какую важную роль имела в  обиходё их  жителей река: по реке не только пролегала дорога-путь к  соседям, возможная, впрочем, только летом, — река еще круглый год  кормила обитателей городищ  своими рыбными богатствами. Что обитатели городищ  были рыболовы, доказывают  многочисленный находки грузил  от  сетей, обломков  острог  и даже как  будто рыболовных  крючков, изготовленных  из  костей. Обилие находимых  в  раскопках  наконечников  стрел, копий, топоров, рогатин  свидетельствуешь, с  одной стороны, о воинственном  укладе жизни обитателей городищ, а с  другой—говорит  и о том, что важным  для их  быта занятием  была охота в  окрестных  лесах  за диким  зверем  и птицей; кости кабаньи, рога оленьи, лосьи и иных зверей, находимые в  городищах, подтверждают  догадку об  охотничьих  занятиях  жителей городищ.
Главным  занятием  славян, кроме охоты, было земледелие. Арабские писатели рассказывают, что у славян  хлеб  составлял  главную их  пищу, и особенно любили они просо, что отмечают  также и греческие авторы. По словам  Константина Багрянородного, хлеб  и мясо были обычным  жертвоприношением, а следовательно и обычной пищей, потому что у всех  народов  издавна велось приносить в  жертву богам  то, чем  сами питаются, выбирая лучшее. Восточный путешественник  X в. Ибн -Якуб  отмёчает, что земля славян  обильна всякого рода жизненными припасами, что славяне народ  хозяйственный и занимаются земледелием  усерднее, чем  какой-либо другой народ. И наши летописные сказания сохранили черты, рисующие славян, как  земледельцев. „Все наши городи… дёлают  нивы своя и землю свою“—говорила Ольга древлянам.
Археологическия находки подтверждают  эти записи. В  могилах  страны полян, древлян, сёверян  и других  племен  находят  железные серпы и зерна ржи; ячменя, овса, пшеницы. Надо думать, правда, основываясь на данных  XI в., что известны были славянам  еще: горох, лен, мак; из  земледельческих  орудий письменные памятники знают  рало, или соху, плуг, борону, мотыку, цепь. Пахали лошадями и волами. Судя по археологическим  находкам  костяков, лошади были неважные, малорослые и слабые. Соха представляла собой подобранный удобно по своему искривлены сук  или корневище, круто обожженное там, где соха поздних  времен  имеет  сошники.

Такое орудие, конечно, еле царапало землю. Но мы и не   думать, что сельское хозяйство тех  времен  по своим  приемам  и орудиям  стояло на очень высокой степени развития. Скотоводство тоже с  давних  пор  было одним  из  заняты славян, и археологические данные — остатки костей домашних  животных: лошадей, овец, свиней, волов, коз  — свидетельствуют об  этом. Остатки птичьих  костей, между прочим, кур, и яичная скорлупа позволяют  говорить даже о птицеводстве у древних  славян. Записи арабских  и византийских  писателей, говоривших  о жертвоприношении у славян, упоминают  быков, собак, петухов, овец  и тем  совпадают  с  данными археологии. Что скотоводство было вообще широко распространено, указывают  свидетельства, говорящие о широком  употреблении мясной пищи, материал  для которой доставляла и охота. Мясо ели не только воловье и овечье, но и конское, „по тонку изрезав  конину ли, зверину ли или говядину, на углех  испек, ядяше". Крупный скот, волов  и лошадей, славяне юга приобретали у своих  степных  соседей, как  о том  рассказывает  Константин  Багрянородный. Скот  разводили и держали славяне не только ради мяса, но и для молочных  продуктов. Такие слова, как  млеко, сыр, творог, масло — очень древнего происхождения, так  же как  слова „руно" и „волна" (волна), обозначавшие шерсть и свидетельствующая, следовательно, о том, что славяне умели стричь овец  и изготовлять шерстяные ткани.
В  раскопках  древних  могил  в  стране северян, полян  и древлян  частую находку составляют  остатки шерстяной материи, полотна как  грубого, так  и тонкого, тканого узорно и просто. Прясла, т. е. каменные кружки от  веретен, надевавшиеся на деревянную палочку для размаха при вращении, очень часто попадаются в  древних  могилах. Встречаются часто следы и остатки кожаной обуви различных  фасонов, куски ременных  поясов, кожаных  мешочков, сумок, полуистлевшие и совсем  истлевшие куски шерстяных  остатков, быть может, тулупов  и шапок, а может   быть, и грубых  ковров Находили и ножницы для стрижки овец. По позднейшей летописной записи видно, что кожу мяли руками, а для обработки ее — дубленья — употребляли особый состав  „квас  уснян «. В  рассказе о походе Олега на Царьград  отчетливо противопоставляются греческие ткани, шелковые и льняные—„паволоки» и „кропины"—грубым  славянским  тканям  „толстинам «.
Сосуды и разные предметы домашнего обихода, имевшие, так  сказать, кухонное назначение, славяне изготовляли из  дерева и из  глины. Глиняные сосуды изготовлялись сначала без  помощи гончарного круга, а просто руками, но потом, и тоже еще в  очень древнюю пору, в  употребление вошел  и гончарный круг.
При раскопках  остатки глиняной посуды в  виде больших  и малых  черепков, а то и в  цельном  виде, самая частая и самая обильная находка. Раскопки дают  очень много остатков  различного рода поделок  из  дерева, чаще всего встречаются остатки деревянных  ведер  с  железными обручами и дужками. О процветании древодельного промысла среди славян, жителей глухих  лесов, много говорят  и письменные памятники, повествующее о том, как  славяне делали челны и лодки такой величины и прочности, что эти суда выдерживали далекое и опасное морское путешествие к  византийским  берегам. Умели славяне делать телеги, сани—все это слова,  которые встречаются в  самых  ранних  памятниках  нашей письменности, а перечисление известных  славянам  древодельных  инструментов  служит  свидетельством, что их  не пугали довольно сложные и громоздкие плотничные работы.
   Обработка металлов  тоже была хорошо известна славянам. „Ковач „ и „ковать“—очень старыя слова в  языке славян, как  и „железо», „медь", „олово", „руда", „злато“, „сребро". Археологические находки только подтверждают  сравнительно высокое развитие техники по металлу у славян  IX и X вв. В  древлянских  могилах  особенно часты как  находки обработанная металла, так  и следы самой работы. Здесь находят  остатки перегоревшего железа из  горнов, большие молоты, наковальни, большие, грубо выкованные железные гвозди, ножики, огнива. Доставали железо, пользуясь болотной рудой, а каких  высоких  результатов  достигала обработка, свидетельствуюсь находимые остатки и цёлые предметы вооружения — мечи, копья, окованные железом  деревянные щиты, шлемы, кольчуги. Один  арабский писатель утверждает, что мечи славянской работы вывозились на продажу даже в  Византию. Не было чуждо славянским  „ковачам « и искусство обрабатывать благородные металлы. В  знаменитой черниговской Черной могиле, насыпанной, судя по найденным  в  ней византийским  монетам,; никак  не позднee IX века, найдены два окованных  серебром  турьих  рога. В  другой могиле были найдены маленькие наковальни и молоточки, двое весов  с  разновесками и окованный железом  ящичек —все предметы, которые могли быть в  употреблении только у человека, занимавшегося обработкой благородных  металлов. В  курганных  находках  сравнительно нередки украшения из  серебра — кольца, обручи, пряжки, медальоны, несомненно славянской работы; найдены также формочки, в  которых  отливались украшения.

Посуда славян

Предметы быта древних славян


Из  других  промыслов, но уже разрабатывавшихся не дома и даже не возле дома, а требовавших  по свойству своему ухода более или менее далеко от  „своих „, среди славян  было распространено „бортничество“ — добыча воска и меда от  диких, лесных  пчел. Самое слово „борть» обозначает  выдолбленное в  дереве дупло, которое занимали во время роя пчелы. Эти борти промышленники ставили в  богатых  пчелами местах, выбирая высокие кряжистые деревья. Борть устраивали довольно высоко, руководствуясь желанием  затруднить к  ней доступ  лихому человеку, а больше того лесному лакомке медведю, который" самое свое прозвание получил  от  того, что хорошо ведал  вкус  меда. Собственник  борти, как  можно думать по позднейшим  памятникам, сохранившим, однако, в  своих  записях  свидетельства об  очень древних  обычаях, ставил  свои знаки на найденных  или заготовленных  им  бортях. Кража меда или использование борти, отмеченной чьим -либо знаком, не ее собственником  считалось за большое преступление.
За каким  зверем  тогда охотились? Да, конечно, за тем  же самым, о котором  пишет  Мономах, перечисляя труды и опасности своих  охотничьих  подвигов: „в  Чернигове, — пишет  он,—связал  я (поймал  арканом) 120 диких  коней; по Роси также ловил  я диких  коней собственными руками; два тура поднимали меня на рога вместе с  конем; олень бил  меня рогами, а два лося—один  топтал  меня ногами, а другой бодал  рогами; дикий кабан  оторвал  у меня меч  от  пояса; медведь вырвал  у меня кусок. седла под  коленом; лютый волк  бросился на меня и повергнул  меня вместе с  конем … и с  коня много падал, голову разбил  себе дважды, случалось, что вредил  себе руки и ноги". Если князю так  тяжко доставались его охотничьи трофеи, то тем  тяжелее и опаснее был  охотничий промысел  для простых  людей. Охота была тогда столько же промыслом, сколько и необходимостью; дикое зверье, обильно населявшее дремучие леса славянской страны, порой, надо думать, положительно держало в  осаде разбросанные одиночные жилища славян  древнейшей поры, и ходить на охоту значило тогда предпринимать целые экспедиции против  зверя, беспощадно избивая его и тем  создавая хоть какую-нибудь безопасность для жизни около самых  поселении. Важной статьей охоты были тогда еще бобры.
Одежду славян  составляли ткани и шкуры Льва Дьякона диких  и домашних  животных. Мужчины одевали на ноги порты из  холста, а на плечи рубахи; в  холодное время окутывались „кожухами" и „мехами"; на ногах  носили лапти, сплетенные из  липовых  лык, или кожаные сапоги; в  качестве верхнего платья, служившего защитой от  холода и непогоды, был  в  ходу плащ  — четырехугольный кусок  какой-либо ткани, который накидывался на левое плечо так, чтобы оставалась свободной, готовой к  защите и нападении, правая рука. Люди богатые, после того как .широкое развитие торгового движения по Днепру и участие в  торговле самих  славян  создавало богатство, носили одежды более пышные и богатые, как  свидетельствуюсь могильные находки. Византийские писатели отмечают, впрочем, что славяне особой роскошью в  одежде не отличались.
 Что касается внешнего облика наших  предков  славян, то это вопрос, о котором  много спорят  до сих  пор. Брили ли славяне-мужчины себе головы или носили длинные подстриженные волосы, отпускали ли бороды или нет —все это очень спорные вопросы, а косвенные свидетельства говорят  и за и против.
Арабский писатель Ибн -Хаукал  говорит, что у славян  „некоторые бреют  бороду, некоторые же из  них  свивают  ее наподобие громадной гривы и окрашивают  ее желтой или черной краской". Другой араб, Аль-Бекри, тоже говорит, что „иные из  руссов  бреют  бороды, другие же из  них  закручивают  свои бороды наподобие кудрей". Про Святослава, описывая его свидание с  Цимисхием, Лев  Дьякон  сообщает, что „бороду он  имел  оголенную, и с  верхней губы вдоль висели густые болышя пряди волос  (усы); голова же была вся оголенная, только сверху ея в  сторону развевался кудерь (оселедец), означающий благородное происхождение… вид  лица его был  мрачный и зверский; в  одном  ухе висела золотая серьга, двумя жемчужинами украшенная, между ними вставлен  был  червчатый яхонт". Но сообщение арабских  писателей относится, может быть, и не к  славянам, а к  болгарам, например; Святослав  же, наверное, в  своем  облике сохранил  еще черты своего норманского происхождения. Остается думать, что славяне данной поры и брили головы и бороды, и не делали этого. Что касается археологических  данных, то в  большинстве могил  находят  длинные головные волосы.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

                                       Рейтинг@Mail.ru