Как жили русские крестьяне Смоленщины накануне Смуты?

Русские крестьянеКак жили крестьяне  по сравнению с дворянами и купцами в Смоленске 17-го столетия?  Землепашцы и холопы на Смоленщине страдали от недородов, которые обрушились  на Россию в годы правления Годуновых. Это порождало напряженность. Низы не хотели мириться с голодом в то время, когда богачи не обращали на их страдания никакого внимания.


 Только два года (1609, 1608 и часть 1607) господствующие сословия Смоленского уезда жили спокойно, без печали, а в 1607 и 1606 годах им приходилось, очевидно, довольно туго, так как крестьянская война несла им разорение и смерть.
Отношения между русскими крестьянами и  помещиками нельзя было назвать очень мирными ив 1609 году. Было много случаев отказа селян от выполнения повинностей, налагавшихся на них помещиками.
В 1609 году мать смоленского помещика Д. Ф. Неелова писала своему сыну, находившемуся в Москве: „А мы живем в Смоленску в городи, а рожь у тебя в поли посеели в пору, а еровое в поли дал бог добро. А крестьяне меня не слушают, хлеба ко мне в город не везут-, и даточной на нас человек сошной написан к городу для осадного времени и оне (крестьяне) человека в город не пришлют, и мне в городе всегда позор от детей боярских, от розсыльщиков, и я живу хоронясь".
Письмо говорит о том, что смоленские помещики по традиции  имели свою собственную запашку, обрабатывавшуюся крестьянами (барщина); что крестьяне обязаны были доставлять помещику хлеб, а во время войны и рекрутов („даточные люди"), и что крестьяне Д. Ф. Неелова отказались выполнять эти повинности.
Но если у этого помещика крестьяне еще не пустили в ход насильственных действий, то у другого помещика, М. Ф. Неелова, крестьяне захватили помещичий хлеб. Жена этого помещика писала к нему в Москву: „А хлеба, государь, нынешнего с обеих поместий ярового ничево не увезли,— воры не дали. („ворами" помещица называла взбунтовавшихся крестьян).
Смоленские помещики вновь увидели перед собой страшный призрак крестьянской войны и пустили слух, что русские крестьяне ждут прихода поляков, чтобы освободиться от власти помещиков. Но это была клевета на смоленское крестьянство. Крестьяне совсем не ждали прихода поляков, так как польские паны для них были еще хуже своих помещиков, а земледельцы начинали освобождаться от дворян собственными руками.
В 1609 году для смоленских поселян создалась чрезвычайно тяжелая обстановка. Кроме своего врага -- землевладельцев, крестьяне очутились лицом к лицу перед еще более свирепым и опасным врагом — польскими панами и шляхтой. А так как смоленские феодалы были в тайном сговоре с поляками, то борьба селян против польских насильников неизбежно сливалась с прежней борьбой против своих господ. И в освободительной войне простого люда  против польских интервентов следует видеть продолжение крестьянской войны, или, вернее, ее новую форму.
Посадский люд   был на Руси вторым по численности слоем тяглого населения, т. е. населения, обложенного повинностями в пользу государства землевладельцев.
Смоленский посадский мир был довольно крупным но своей численности и экономически мощным.
В XVI и начале XVII века (до осады 1609 года) Смоленск после Москвы был одним из самых больших городов Московского государства. По свидетельству иностранцев в Смоленске в то время было около 8000 домов, т. е. надо полагать, что общая численность городского населения равнялась 40—45 тысячам человек.

Жизнь русских крестьян

Русские крестьяне в 17 веке


Автор дневника осады Смоленска утверждает, что в Смоленском посаде было до 6000 дворов. Численность собственно посадского населения (ремесленников и купцов), вероятно, была не ниже 30000 человек, или около 75 проц. всего городского населения. Каково было отдельно число ремесленников и купцов — нам совершенно неизвестно. Но, судя по процентному соотношению купцов и ремесленников в других русских городах того времени, подходивших несколько к Смоленску (например Тула), купеческого населения в Смоленске могло быть около 18000 человек и 12 000 ремесленников.
 Отрывочные, крайне неполные данные показывают наличие в Смоленске 38 ремесленных специальностей (в действительности их было гораздо больше).  Обращает на себя внимание огромный удельный вес пищевого производства. Это объясняется, по-видимому, только тем, что посадские люди не имели в достаточной мере своего сельского хозяйства и поэтому вынуждены были обращаться к рынку, а это и вызвало к жизни большое количество пищевых ремесленных специальностей: прасолов (засольщиков рыбы), хлебников, калачников, солодовников, мясников, сусленников, оладейников, гречневичников, блинников, пирожников, мучников и т. д. Большая численность посадского населения вовлекла в пищевые ремесла и большое количество ремесленников.
Деревня не очень нуждалась в городских ремесленниках и могла обходиться своими ремесленниками. Деревня не чувствовала большой зависимости от города, наоборот, город в высокой степени зависел от деревни.
 Смоленск в год платил торговых пошлин 8000 рублей, в то время как Нижний Новгород платил всего только 7000 рублей. Торговля Смоленска по своим оборотам превышала, таким образом, торговлю Нижнего почти на 14 проц.
Смоленск был крупнейшим экономическим центром по торговле Московского государства с Литвой и Польшей, а через них — и с близлежащими государствами Западной Европы. Внутри страны Смоленск вел оживленную торговлю с Москвой, Торжком, Тверью, Новгородом, Великими Луками и с Северскими городами, лежавшими южнее Смоленска. А Дорогобуж был так тесно экономически связан со Смоленском, что выполнял роль его торгового пригорода.
С зарубежными странами Смоленск торговал главным образом произведениями сельского хозяйства, охоты и рыболовства, а через него с Запада в Россию шли самые разнообразные товары европейского производства. Болдинский монастырь в конце XVI и начале XVII века в Смоленске закупал для своего хозяйства:

  • сельди,
  • треску,
  • нашатырь,
  • железную и медную проволоку,
  • финифть (эмаль),
  • железные гвозди,
  • сусальное золото и серебро,
  • белила,
  • бумагу,
  • свинец,
  • квасцы,
  • оловянную посуду,
  • медную посуду,
  • темьян (вид ладана),
  • лимоны,
  • сахар,
  • вишни в патоке,
  • овчины,
  • холст,
  • образа,
  • топоры,
  • рогатины,
  • буравчики

Многие из этих товаров были иностранного происхождения и поступали в Смоленск из Польши и Литвы.


Смоленск был сухопутным окном если и не в самую Европу, то в ее польско-литовскую прихожую. Это окно запиралось на самый крепкий по тому времени замок (каменная крепость, сооруженная талантливейшим русским зодчим Федором Савельичем Конем при Борисе Годунове) и имело очень основательные экономические рогатки.

Дело в том, что в 1590 году указом московского правительства Смоленск был сделан конечным пунктом торговли для тех иностранных купцов из Польши н Литвы, которые везли товары широкого потребления. Позволялось пропускать в Москву купцов только с предметами роскоши (парча, драгоценные камни и проч.). Это значило, что польско-литовские купцы основную массу своих товаров должны были сбывать в самом Смоленске, на гостином литовском дворе, и, конечно, в первую голову смоленским купцам. Львиная доля прибыли при такой системе торговли попадала в карман смоленских купцов.

Польша дипломатическим путем добивалась в Москве уничтожения торговой исключительности Смоленска и требовала свободы торговли для своих купцов, но Москва была непреклонна. Этот вопрос мог быть решен только путем войны. Несомненно, что он был одной из видных причин польско-литовской интервенции.
Мощная смоленская крепость (одна из сильнейших крепостей в то время не только в России, но и в Европе) становилась в первую очередь оплотом посадского мира. Это обстоятельство особенно усиливалось тем, что в 1609 году смоленские дворяне вошли в тайные сношения с поляками и обещали не защищать крепость, а сдать ее польскому королю. Поэтому посадские люди не могли рассчитывать на дворян как на защитников крепости, а могли полагаться только на свои силы да на вооруженных крестьян, пришедших в Смоленск перед осадой.
{jcomments on}

                                       Рейтинг@Mail.ru