Древние народы Руси: таинственная чудь

Древние народы РусиВ XVIII веке впервые была поставлена проблема о происхождении загадочного народа «чудь». Изучение сведений о нем началось с выяснения их этнической принадлежности. Отсутствие методологической базы, наработанных письменных источников, крупных коллекций археологического материала по исследуемой проблеме зачастую вынуждали первопроходцев делать чисто умозрительные заключения.


Хорошо бы определится с соотношением этнонимов, встречающихся в источниках и определить их этимологию. В этом плане нас будет интересовать традиционное соотношение этнонимов «чудь» и «эсты», так как собственно «чудь», традиционно ассоциируется именно с «эстами» (в узком понимании).
Этнонимы «чудь» и «эсты» употребляемые в средневековых письменных источниках начала II тыс. н.э. и в более позднее время, как доказано историческими исследованиями, относятся к предкам современных эстонцев — племенам восточно-прибалтийских финнов, обитавших на территории Восточной Прибалтики, на берегах Балтийского моря и Финского залива. Однако для более раннего времени такое тождество понятий совсем не было характерным. Слово «эст», «эсты», впрочем, как и «чудь» не самоназвание финно-угорских племен Восточной Прибалтики. Именно так называли последних их соседи, германцы и славяне (латыши называют эстонцев igauni, по древней южноэстонской земле Уганди; финны — virolaiset, по северной земле Вирумаа). Термин «эст» германского происхождения, в переводе означает «восточный». Этим понятием германцы обозначали негерманские племена (главным образом племена балтов), заселявшие побережье Балтийского моря «к востоку от устья Вислы вплоть до Финского залива».
В I тыс. н.э. происходит постепенное сужение этого понятия, что было обусловлено рядом внешних факторов: в конце IV—V столетий в Европе, а, в частности, и в землях населенных славянскими племенами, произошли серьезные потрясения. С конца IV в. наблюдается серьезное изменение климатической ситуации в Центральной Европе: сильное похолодание в V—VI веках, вызвавшее ряд сопутствующих природных катаклизмов, губительным образом отозвалось на хозяйственно-экономической отрасли славянских племен, базирующейся на пашенном земледелии5. Кроме того, на этот период выпадает опустошительное гуннское нашествие на территорию Юго-Восточной Европы. Все эти причины вызвали перемещение масс населения с обжитых мест на новые земли. Подобные сложные природно-географические, этнокультурные и миграционные процессы проходившие в I тыс. н.э., главным образом «Великое переселение народов», приводили к изменению этнической карты Европы того времени, смешению племен различного этнического происхождения и культурных традиций. Для Восточной Прибалтики наиболее значительным был процесс оттеснения балтов славянами-переселенцами, которое в свою очередь привело к оттеснению прибалтийских финно-угров на более северные территории, примерно соответствующие границам современной Эстонии и части северо-западной «Новгородчины».

Чудь

Многовековая, «не менее пяти-семи веков»6 стабильная этнокультурная ситуация, характеризующаяся соседством балтских, финно- угорских и славянских племен была нарушена. Если раньше «балтийские народы у верховьев Днепра распространялись так далеко на восток, что образованный ими клин лишал славян возможности войти в соседство с прибалтийско-финским племенем», то теперь становится очевидной активная инфильтрация славян в балтский этнокультурный массив. В этих условиях происходит сразу несколько очень интересных явлений.

С одной стороны — скандинавские племена начинают отожествлять с термином «эсты» именно племена восточноприбалтийских финнов, как своих ближайших соседей на востоке, с другой — остальные германские племена, по традиции, именуют «эстами» балтские племена (пруссов, сембов и куршей). Кроме того, в славянской среде возникает термин «чудь» как обозначение именно прибалтийских финно-угров. В дальнейшем с процессом накопления знаний название «эсты» все больше закреплялось за прибалтийскими финнами, в чем, несомненно, значительную роль сыграла скандинавская традиция, опираясь на географические сочинения. Все это достаточно наглядно иллюстрируется сообщениями письменных источников: Тацит, Кассиодор, Иордан, Эйнхард, Вульфстан, Адам Бременский.
Понятие «эсты» на протяжении I тыс. н.э. постепенно сужается и конкретизируется, последовательно обозначая все меньшие племенные группы балтов и финно-угров, а, в конце концов, только племена прибалтийских финнов — предков нынешних эстонцев. Если Тацит, Птолемей и Иордан называли «эстиями» многие племенные образования, включающие как балтов, так и финно-угров, то известия Вульфстана описывают в основном пруссов, а Саксон Грамматик на место эстов ставил куршей и сембов. Заметим, скандинавские источники «эстами» называют летописную «чудь». Изменение значения произошло, видимо в X в., что как представляется, связано с развитием скандинавской письменности, в которой под эстами с давних пор понимали только «чудь».
В отличие от понятия «эсты», этимология слова «чудь» не вполне ясна Существует две точки зрения на проблему происхождения этого этнонима. Согласно одной из них, слово «чудь» берет начало в славянской языковой среде. Одним из первых такое мнение высказал В. И. Даль в своей словарной статье “Чудо”. Этот этноним, зафиксированный в памятнике в латинизированной форме, подразумевает под собой племя или группу племен, которые произвели на славян-пришельцев вполне определенное впечатление, которое и зафиксировано в их названии. Местные жители показались славянам странными, необычными, чуждыми. Однако, такая расшифровка этого термина не бесспорна. Ряд исследователей сомневается в славянском происхождении этого этнонима.
Другие ученые выводят этимологию слова «чудь» из общегерманского t>jod через готское t>juda (народ). Ученые не могут прийти к определенному решению по этой проблеме. В частности, одни считают, что «все эти сближения и этимологии лишены доказательств», другие, а таких ученых большинство, признают достоверность сведений Иордана об этнополитической ситуации в Северо-Восточной Европе в то время.
Таким образом, можно либо связывать появление этнонима «чудь» непосредственно со славянской миграцией, либо говорить о его принадлежности к германским языковым корням, но несомненным является тот факт, что этот термин с определенного времени (VI в.н.э.) бытовал в славянской языковой среде. Даже если этноним «чудь» не славянского происхождения, то вскоре в народном представлении он начал отождествляется со словами ряда «чудной», «чужой», «чудак», испытав на себе их влияние. Происходило это как в силу схожести звучания этих слов, так и адекватности смысла, который в них вкладывали пришельцы, с характеристиками местного населения с их точки зрения. Такое явление, учитывая процессы, происходящие со славянами в то время, вполне закономерно: оно коренится в особом отношении древних народов к своим соседям, наличием ряда этнопсихологических стереотипов в их сознании.
В дельнейшем, с расселением русских, данный этноним начинает существовать в двух «измерениях»: конкретно-историческом, в котором под ним подразумевается группа финно-угорских племен (в более узком значении — эстов); и легендарно-мифологическом, характерном для народного сознания. В последнем — «чудь» обозначает некий загадочный исчезнувший народ, наделяемый славянами, а также народами, с которыми славяне контактировали в процессе расселения, весьма своеобразными признаками:
   —    специфическими особенностями внешнего облика — мохнатостью, красной или черной кожей, белыми глазами, нестандартными размерами тела (карлики либо великаны);
   —    странным поведением — самоубийство, самопогребение, сыроядение
Согласно преданиям такое поведение было зафиксировано на огромной территории от Русского Севера до Алтая.
Очень ценными и плодотворными были поиски ученых, проведенные с позиций языкознания. Исследования в области сравнительного языкознания и общей истории породили в исторической науке XIX века несколько гипотез о происхождении народов заселяющих Русский Север. Наиболее признанной была финская теория происхождения этих народов. Кроме того, определенное признание получила угорская (алтайская) теория происхождения финского племени, особенно хорошо разработанная в трудах известного финнолога М. А. Кастрена. В своей работе «Замечания о заволочской чуди», автор отождествляя древних обитателей Русского Севера с биармами пришел к выводу об их корельских корнях. Занимаясь исследованием топонимического материала, другой авторитетный исследователь А. И. Шегрен пришел к ряду интересных выводов о происхождении некоторых чудских народов Русского Севера.
О чуди писал профессор Эйхвальд: «Чудские племена в России” и «О чудских копях». Угорскую теорию происхождения ряда чудских народов разрабатывал Д. Европеус. По его теории большинство древних насельников Русского Севера, а также средней России до Оки населяют угорские народы, к которым он причислял в частности летописную весь, мерю и мурому. Труды А. А. Шахматова стали фундаментов для изучения летописей Руси. Ученый тщательно проанализировал летописные сведения о чуди, внеся ряд ценнейших замечаний о проблеме бытования этого этнонима на страницах русских летописей.
Старинное утерянное финское племя, которое ранее населяло  уезды, на Урале было ведомо  под общим названием «Чудь».
 А. Е. Теплоухов отмечал, что племя не подверглось вытеснению  русскими переселенцами при освоении северного края. По его мнению, русские пришли сюда на заброшенные  чудские городки (селища), которые стояли на высоких берегах. Стационарным раскопкам были подвергнуты Гаревское и Ильинское костища. Именно их А. Е. Теплоухов исследовал наиболее полно. В работе, посвященной Гаревскому костищу, он идентифицирует такой вид памятника, как костище, считая, что это остатки языческих пиров, где поедались жертвы.
 В 1902 г. атлас увидел свет с предисловием А. А. Спицына, получивший наименование «Древности камской чуди». Именно эта работа А. А. Спи- цына повлияла на многие построения последующих исследователей. Вообще, как известно, археологические материалы, являются бесценным источником информации по истории и культуре финно-угорских народов и «чуди». Они наиболее полно характеризуют их материальную культуру, ее эволюцию, а также подверженность тем или иным культурным влияниям
   Судьбы чудских народов были различны: некоторые из них смогли сохранить самобытность. Иных переплавили чужие этносы, в результате сохранили свою самобытность лишь те группы финиоязычного населения, которые оказались на окраине славянского расселения. Третьи чудские народности совсем пропали в лабиринтах древней истории.



Источники:
Конецкий В Я. Чудь и славяне в контексте древнейшего периода русской истории. // Прошлое Новгорода и Новгородской земли. 2001- 2002 гг.: в 2 ч. — 4.1 — Великий Новгород, 2002
Хвощинская Н. В. Славяне и финны на северо-западе Древнерусского государства. М., 2008.
Браун ФА. Разыскания в области гото-славянских отношений. СПб. 1899
Labuda G. Zrodla, sagi i legendy do najdawniejszych dziejow Polski. Warszawa 1960
Седов В. В. Происхождение славян и местонахождение их прародины. // Очерки истории культуры славян. М.

Комментарии   

0 #4 BHW 15.04.2017 07:19
I'm really enjoying the theme/design of your blog. Do you ever run into any
web browser compatibility problems? A few of my
blog visitors have complained about my blog not working correctly in Explorer but looks great in Opera.
Do you have any suggestions to help fix this issue?
0 #3 BHW 09.04.2017 21:14
Hi there i am kavin, its my first time to commenting anywhere, when i read this article i thought
i could also make comment due to this sensible piece of writing.
0 #2 manicure 28.03.2017 14:40
Thanks for sharing your thoughts on руси. Regards
0 #1 Снигирев 26.03.2017 08:54
Здравствуйте!Кт о подразумевается под наименованием "сербиши" ? Спасибо?

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

                                       Рейтинг@Mail.ru