Как клеймили серебро при царе Алексее Михайловиче?

Деньги царя Алексея МихайловичаПервое известное нам русское клеймо относится к 1651—1652 г. Вероятно, дальнейшая работа над архивным материалом даст возможность установить, с какого года было введено в России клеймение серебряных изделий, в настоящее же время мы можем, на основании найденных документальных данных, утверждать, что не с конца XVII в., как считалось до сих пор, а значительно раньше серебряные изделия, прежде чем пускаться в продажу, должны были подвергаться клеймению. Мы можем также наметить историю клеймения в России начиная с середины XVII в., условия, в которых оно производилось, и последовательность, в которой вводились клейма.


Клеймение золота и серебра производилось в XVII в. в Москве в Серебряном ряду. Торговые ряды выходили на Красную площадь и тянулись вглубь Китай-города, бывшего торговым центром Москвы. Однородные товары сосредоточивались в рядах в определенных местах. Серебряный ряд был единственным местом в Москве, где законом разрешалось торговать изделиями из драгоценных металлов. В наказе старостам Серебряного ряда сказано: «а на площади, и в женском ряду, и по всем рядам серебреными никакими делами ни кому торговать не давать, опроче серебреного ряду».
Серебряный ряд был не только местом торговли. Он имел значение и как организация, объединявшая мастеров-серебряников, работавших на продажу, и торговцев изделиями из драгоценных металлов. Вступить в ряд и торговать в нем можно было только торговым людям и ремесленникам, давшим по себе поручные записи, т. е. обязательства торговать и делать «против указу великого государя». Мастера-ремесленники, кроме поручной записи, должны были еще представить образец своей работы. Никаким другим лицам торговля в ряду не разрешалась. В наказах старостам говорится: «а стрельцам и боярским людем в лавках сидеть не велеть и серебреными делы не торговать…». «А не записным торговым и мастеровым людем, и без поручных записей, и без образцов в том ряду никому не торговать». Во главе Серебряного ряда стояли два старосты, которые выбирались торговыми людьми из своей среды. Выбранные старосты приводились к присяге, и им давался из приказа Серебряного дела (позднее из Серебряной Палаты) наказ. Нам известен целый ряд таких наказов на протяжении XVII в., в которых подробно перечисляются обязанности старост. Они должны были, прежде всего, следить за тем, чтобы торговля шла согласно царским указам, чтобы серебро делалось не ниже указанных образцов, проверять у торговцев весы и гири, сравнивая их с «казенным фунтом», ставить клейма на проверенные товары и следить за тем, чтобы не было продажи неклейменого золота и серебра. У них в лавке, в Серебряном ряду, хранились выдававшиеся им вместе с наказом образцы серебра, клейма для клеймения товаров и образцовый фунт. Старосты принимали желавших вступить в ряд, и спи же должны были препровождать в приказ Серебряного дела провинившихся и уличенных в злоупотреблениях. Несмотря на строгое преследование неповиновения, указы соблюдались плохо, и не только мастерами и торговцами, но и самими старостами, о чем говорит ряд документов, показывающих постоянные уклонения от правил, предписанных законом.
Определение качества металла производилось в XVII в. в России способами, применявшимися еще в глубокой древности греками и римлянами, т. е. оно определялось по изменению цвета вследствие накаливания па огне. Его также определяли при помощи пробирного камня. В торговой книге конца XVI — начала XVII в. даются указания об испытаниях этими двумя способами качества серебра и золота при покупке иностранных монет и слитков: «А будет вам ся покажет, кое самое чисто серебро белое, в пожиганье и после придет против денег. А кое золото на пожоге, пли па взрезе внутри, или хоть маленько побелее золотого окажется, то дешевле емлите».
В наказах старостам Серебряного ряда XVII в. им предписывается «орлить (т. е. клеймить) всякие серебряные дела пожигачи». Из наказов же мы видим, что старостам вменялось в обязанность производить испытание качества металла и клеймить товары безвозмездно: «всякие товары клеймить торговым и мастеровым людем безо всяких убытков пожигальных денег ни почему не имать и не збирать». Однако, несмотря па это, в 1684 г. были вызваны на допрос старосты Ивашка Степанов и Тимошка Иванов, обвинявшиеся в том, что они брали с мастеров плату за клеймение по 10 денег с фунта. В Серебряной Палате пе было найдено указа о взимании платы за клеймение, и обвиняемым был задан вопрос о том, па каком основании она брали деньги с мастеров и торговых людей и почему полученные ими деньги не были принесены в Серебряную Палату. Старосты отвечали, что они действительно брали деньги и на эти деньги нанимали палатку, в которой клеймили серебряные товары, «да в той же палатке был у них сторож, серебреные товары пожигал», и что «они де   денег от орленья имали с мастеровых людей, против прежних старост, которые были в прошлых годех»,  т. е. выяснилось, что не только они, но также и предшественники их не соблюдали указов п брали деньги за испытание качества и клеймение. Подобных примеров невыполнения указов можно привести целый ряд.
Что касается клеймения золота, мы можем сказать очень мало. Клейм па золотых вещах XVII в. мы пр. знаем; из архивных же документов пока удалось найти лишь один ветхий, с истлевшим краем, столбец, содержащий доклад и данный в связи с ним указ 1688 г. В докладе говорится о необходимости выдать в Серебряный ряд образцы для клеймения золотых изделий, ввиду того, что в 1684 г. было указано делать в Серебряном ряду золотые изделия «против образцового золота» и ни в каком случае не примешивать в золото серебра и меди, а по заявлению старост Ивашки и Фильки Игнатьевых образца для золотых дел дано не было. Старосты указывают, что без образца они не, могут проверять и клеймить золотых изделий 10. Царский указ, данный в связи с этим докладом, 12 октября 1688 г. предписывает «учинить в приказе золотых дел золоту для золотых дел образцы: лучшей против Угорского золотого, а делное розными цепами: первой по сороку алтын, другой по рублю, тре (тий) по двадцати по шести алтын по четыре деньги золотник… во всяких делах золото делать против образцов, кто против которого образца похочет, а делное золото плоше третьяго образца ни в каком деле не делать и в слитках не продавать. И в тех золотых делах и в слитках серебряного ряду старостам золота досматривая клеймить: ис цельных золотых — против Угорского золотого, а делное против первого, и второго, и третьего образца, для ведома розных цеп розными клеймами, каковые им даны будут клеймы по на (казу) ис приказу золотых дел».
Мы не можем точно определить, каков был вид клейм на серебре в первую половину XVII в., так как пока не удалось найти ни описания, ни самих клейм на памятниках ранее 1651 г. Все же можно предполагать, что впервой половине XVII в. для клеймения серебряных изделий было клеймо с изображением двуглавого орла, так как старостам Серебряного ряда предписывалось «у мастеров всякие серебряный дела орлить великого государя орлом». Виг орла на этих клеймах, вероятно, соответствовал изображениям на монетах и печатях того времени, так что не выясненным для пас остается размер и форма клейма и вопрос о том, сопровождалось ли изображение орла какими-либо буквами или знаками.
В собрании Оружейной Палаты есть ряд серебряных предметов XVII в. с клеймами в виде двуглавого орла, причем часть этих предметов относится к первой половине XVII в., а часть к середине и копну. Клейма эти отличаются от других известных нам клейм па серебре — они несколько рельефнее, щитки их фигурной формы, соответствующей контурам орла. По-видимому, их следует рассматривать как особую группу знаков, служивших не для определения доброкачественности серебра, а имевших другое назначение.
Клейма в виде двуглавого орла па предметах из Оружейной Палаты несомненно являются знаками, отмечающими принадлежность   к дворцовому имуществу, подобно тому, как, в том же собрании, клеймо в виде благословляющей руки на податочных кубках, отмечает принадлежность к Патриаршей казне, а двуглавые орлы на предметах оружия являются клеймом Большой Казны. Интересно отметить, что эти клейма встречаются на определенной группе серебряных предметов — блюдах, сковородах и ковшах, т. е. столовой и кухонной посуде, которая при проверках дворцового имущества могла быть заклеймена в целях охраны. В приходо-расходной книге купчины Кормового Дворца Трофима Васильева 1686—1687 г. помещен  следующий указ, также подтверждающий паше предположение: «Да ему ж медную и оловянную и деревянную старую всякую посуду, которая ныне па лицо не заорлена и которая впредь куплена будет и вновь сделана и починена, заорлить, чтоб никакая посуда на Кормовом Дворце в запасе без орлов отнюдь не была; также которая посуда куплена будет по указам великих государей, к ним великим государям в хоромы и но расписям для походов, и тое посуду отдавать заорля; а не заорля, никакой посуды не отдавать». В записи расходов за 1677 г. упоминается об отпуске творогу «в дворцовое приемочное орленое ведро». В 1691 г. было велено купить царице Наталии Кирилловне «в новую мыленку… два кунгана ведерных новых и тое посуду заорля отдать с распискою»…
Одинаковые клейма, поставленные при проверках дворцового имущества, мы видим на предметах, относящихся к разным годам XVII в. Так, например, на двух золоченых блюдах с надписью: «Божиею милостью царь и великий князь Михаил Федорович» (Оруж. Пал., 590 и 591)  мы встречаем то
же клейми, как и на двух блюдах царей Иоанна, Петра и Софьи. Изображение орла на этом клейме совсем не сходится с изображениями на монетах и печатях времени Михаила Федоровича, когда встречается орел с далеко откинутыми в сторону, опущенными и заостренными книзу крыльями, тогда как па клейме они даны с поднятыми кверху короткими, дробящимися на перья крыльями. Этот же тип клейма в виде двуглавого орла встречается и на золоченом блюде ц. Алексея Михайловича гамбургской работы.
В XVII в. не было никакой надобности удостоверять доброкачественность серебра в вещах, сделанпых в царской мастерской, Серебряной Палате, для дворцового обихода. Клеймилась совершенно   другая категория предметов, — работы ремесленников, сделанные для продажи в Серебряном ряду. Здесь была необходима проверка качества, клеймение и строгое преследование злоупотреблений. Из сохранившихся указов XVII в. ясно, что давались они для определенной группы ремесленников и торговцев, объединенных рядом. Там говорится: «в Серебряном ряду торговый и мастеровым людям всякие серебреные» дела делать и продавать против указу»… Поэтому большую часть сохранившихся клейм мы находим на памятниках, носящих рядовой, ремесленный характер, как  небольших чарках, окладах икон, венцах, цатах, тарелях, стаканах. Этим объясняется и сравнительно незначительное количество дошедших до нас клейм па серебряных изделиях XVII в. и совершенное отсутствие клейм на сохранившихся золотых вещах. Памятники рядовые гибли в XVII в. в большом количестве, они переплавлялись как «ветошное серебро» п шли в казну на изготовление денег, пли же из слитков вновь делали другие предметы быта. Кроме того, музеями и коллекционерами собирались преимущественно вещи не ремесленного характера, а более высокие по качеству, уникальные, сделанные в Серебряной Палате для феодальной верхушки, именные вклады в церкви н монастыри, вещи жалованные. Исключение составляет, как уже указывалось выше, собрание ГПМ, в котором имеется значительное количество бытовых предметов, носящих ремесленный характер, давших нам возможность   довольно полного подбора клейм второй  половины XVII в. Богатый материал в этом отношении, вероятно, могут также дать памятники культовые, еще очень мало изученные.
Первые известные нам клейма на серебре имели целью удостоверить доброкачественность металла. Это еще не была проба в точном смысле слова.
Клеймо лишь указывало, что серебро не хуже признанного законом образца, но самый образец не шел точно определенной, пробы. Закон строго преследовал всякое злоупотребление в этом отношении. В указе 1649 г. говорится: «А будет золотых и серебряных дел мастеры возьмут у кого золотое и серебреное дело и учнут в золоте и серебре мешати медь же и олово и свинец: п их по сыску за то бить кнутом». В наказах царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича старостам Серебряного ряда сказано: «учинить торговым и мастеровым людям заказ крепкой под смертною казнью, чтоб в нечистом серебре никаких дел не делали и не продавали»…, «а буде которые торговые люди учпут торговать всякими серебряными делами и мастеры учнут делать не против великого государя указу, или какое дело объявится без орла (т. е. незаклейменным), и тех людей с теми делами старостам приводить в приказ серебреного дела».
Как образцы для сравнения и определения качества серебра, старосты Серебряного ряда получали из Серебряной Палаты иностранные талеры, носившие у пас название «ефимков» (Joachimstaler).
В приказе Большой Казны старостами и торговыми людьми Серебряного ряда выбирались из талеров наиболее высококачественные, известные под названием «любских ефимков», проба которых была от 83 до 85 пробы серебра и выше. В Серебряной Палате из выбранного «любского ефимка» высекалась четверть, на которую ставилось государственное клеймо, после чего она передавалась под расписку старостам, которые, пользуясь ею как образцом, «орлили» серебряные изделия «против любского ефимка», т. е. ставили на них клеймо с изображением двуглавого орла, удостоверявшее доброкачественность серебра. Остальная часть «любского ефимка» хранилась в Серебряной Палате.
Мастера-серебряники из рядов так же, как и торговые люди, стремились добиться нрава делать и продавать левковое серебро. 3 октября 1681 г. они подают челобитную, в которой просят, «чтоб им впредь промыслов своих не отбыть и в конец не разориться», разрешить старостам клеймить серебряные изделия «против левка», указывая, что старосты «у них всяких серебреных   дел ниже любского ефимка не орлят, а им на всякие серебреные дела любских ефимков купить негде, потому что прислана в серебреный ряд к старостам и к торговым людям память, велено ефимки и левки и делное серебро приносить и продавать в его государеву казну па денежной передел. А они де покупают всякое ветошное серебро, пемецкое и русское, и то серебро против любского ефимка не приходит. А в серебреном ряду торговые люди во всяких делах не орленого серебра у них не покупают…» Далее мастера указывают, что в 1677—78 г., по царскому указу, серебряные изделия было разрешено клеймить «против ефимка и левка» и что старостам были даны, как образцы, из приказа Ссребряных дел ефимок и левок за печатью боярина дворецкого и оружейничего Богдана Матвеевича Хитрово.
С введением новой пробы большинство товаров стали, невидимому, делать из левкового серебра, на что указывает большое число левковых клейм, сохранившихся на памятниках.
Удалось установить пять различных типов левковых клейм. Первым из них, относящимся к году введения этого клейма, надо считать полностью написанное, в овальном клейме, слово «левок», как это и предписывалось указом 1684 г. Несколько таких клейм имеется в собрании ГПМ на предметах недатированных. То же клеймо на кадиле из села Нахабино датируется надписью о вкладе слуги князя Бориса Ивановича Прозоровского в 1684 г., т. е. пак раз в год введения левкового клейма указом.
Установить последовательность введения остальных четырех типов левковых клейм (которые все состоят из трех букв в круге), на основании просмотренного вещевого и архивного материала пока не представляется возможным. Получается довольно неопределенная картина, заставляющая предполагать, что разные типы левковых клейм существовали одновременно.
Кроме клейм, определяющих доброкачественность серебра, его пробу, в XVII в. ставились клейма годовые, указывающие, в каком году предмет был заклеймен. В памяти старостам Серебряного ряда Никите Матвееву и Петру Савельеву 1697 г. говорится: «вам старостам те товары клеймить ефимочным или левковым и годовым клеймы… а без годового клейма одним ефимочным и левковым клеймы, никаких серебреных товаров им старостам не клеймить, для того чтоб всякие серебреные товары были ведомы, которого году клеймения». Так же как и другие, это распоряжение плохо соблюдалось, и мы постоянно встречаем па вещах одно левковое клеймо без годового и, наоборот, одно годовое, без левкового.

Комментарии   

0 #1 Ольга 04.02.2016 21:45
Вы никакого отношения азиатско-северн ая свора не имеете к Руси и славянам. У вас морды косые.
Киевская Русь стояла, стоит и будет стоять где была все века.
А вы валите в лес к жабам. Русский это прилагательное.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

                                       Рейтинг@Mail.ru