Александровская слобода в политике Ивана Грозного

Иван Грозный и его слободаСтоличное население Московской державы  не могло себе и представить, что законный монарх,  почти полубог, правившей государством, отважится на побег из собственного стольного града.  В  конце 1564 года  государь Иван Васильевич бежал из Москвы, будто гонимый вражеской силой.


К побегу царь  готовился неистово. Он стал сторониться мирских дел, по крайней мере внешне. Его главным делом стали молебны, посещения храмов и долгие молитвы. Царь бил челом перед образами, пока упаковывали возы с его добром. Странным казалось людям, что государь Иван  зачем-то приказал прибрать все почитаемые иконы из московских церквей и отвезти  за кремлевские стены.
Апофеоз приготовлений состоялся 3 декабря 1564 года. Отстояв долгую службу в Успенском соборе государь простился с самим митрополитом и боярами, своими придворными  чинами.
Потом семья царя покинула город вместе с обозом, возы которого  были набиты золотом из государевой казны. Царь увозил из стольного града святые иконы и ковчеги со святынями.  Прикрывали обоз верные Грозному  ратники. Все слуги были в кольчугах, с саблями, копьями.
Намеренно долго Иван Грозный скитался со своими обозами и слугами в окрестностях Москвы, пока не въехал за валы и частоколы Александровской слободы. Это место было подготовлено заранее и сильно укреплено.
Что делал Иван Васильевич в своем приюте вдали от Кремля? Это место он сделал своим штабом, в котором принялся за реформу собственного ближнего круга. Иван организовал монашеский орден -- это была первая попытка на Руси создать некое духовное братство.  Игуменом стал сам царь, келарем общины  князь Афанасий Вяземский, причетником  Малюта Скуратов.

Александровская слобода

Одежда царского окружения была намеренно груба -- простые рясы, посохи с острыми стальными концами, сумы.
В затее с Александровской слободой проявился характер Грозного, падкого на эффекты, которые мы сегодня могли бы назвать театральными.  Иван Васильевич тонко понимал роль правильного пиара в политике. И задуманное им театрализованное действо должно было  показать всей Руси, как радеет за святость христианскую, как  отрекается от мирского во имя высших целей, как спасается  властелин, обличенный за неправедную жизнь митрополитом Филиппом. Фактически  Грозный уничтожал авторитет митрополичьего слова показным благочестием. Ради этого приносились и богатые дары монастырям, куда отправлялось с царского приказа казенное злато.
Правда, молитвы и посты отставлялись в сторону, когда требовалось провести очередной конкурс красоты. В слободе Грозный выбирал себе невест. Туда со всей страны привозили до двух тысяч девиц, из которых и выбрали лучшую --  будущую царицу Марфу Собакину.  Подстроил женитьбу царя расчетливый Малюта, ставший   в результате этой операции родственником царя.
На два десятилетия  центром Московии стал не Кремль, а  крепость в Александровской слободе. Это был культурный и политический оплот государства, где концентрировалась власть, где размещались  печатный и оружейный двор. То есть средства, которые помогали царю удерживать политическое влияние.

Слобода

Царский суд в Александровской слободе

 

На Грозного царя  начала работать новая  идеологическая машина, которой стало печатание книг мастерами  Федоровым. Листовки с обличениями бояр и святые книги, посвященные мудрому царю, выпускал Иван Федоров для распространения по всему царству и по всем сопредельным государствам. Здесь же хранилась и знаменитая, безумной ценности библиотека Ивана Васильевича.
 Александровская слобода навсегда осталась в истории Русского государства площадкой,  полигоном, на котором вызревали социальные и политические эксперименты  царя. Без нее, возможно, опричнина не получила бы того размаха, какой приобрела.

Царь Иван Грозный

Трапеза в царевой слободе. Немецкая гравюра.

Из Александровской слободы царь почти двадцать лет проводил свои политические и социальные эксперименты. Это была позиционная война со старым боярством, с которым Грозному было не по пути. Царь стремился к абсолютизму,  старинные боярские роды держались за извечный уклад.
В исторических записях  встречаются свидетельства того, что, мол, Иван Васильевич  отрекался от царства и сажал на московский престол служилого татарского хана Симеона Бекбулатовича (так было в 1575 году) из страха перед пророчествами колдунов и мистиков, которые утверждали, что московский царь скоро умрет. Однако не это, естественно, толкало  Ивана за стены Александровской слободы.  Укрываясь здесь, он с большой выгодой для себя решал сразу множество вопросов политической жизни, как и подобает опытному шахматисту, просчитавшего сложную комбинационную партию.

Опричнина

Двор в Александровской слободе


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

                                       Рейтинг@Mail.ru