Как богатели князья земли Русской в XVII веке?

Князья земли РусскойЭпоха заката  династии Рюриковичей  стала временем окончательного оформления самодержавно-монархической власти, классовой опорой которой являлось дворянство, оттеснявшее старую родовитую знать.  К боярской аристократии нужно отнести и князей Черкасских: Ивана Борисовича Черкасского, отец которого, Борис Камбулатович, был женат на Марфе Никитичне- Романовой, тетке царя Михаила Федоровича, Дмитрия Мамстрюковича, Якова Куденетовича и Михаила Яковлевича Черкасских. Занимая видное положение при дворе московских государей, а также в правительственном аппарате, князья земли Русской  Черкасские сумели сосредоточить у себя большие земельные владения с огромным количеством крестьянских дворов.


По материалам списка владений, принадлежавших 38 боярам, окольничим, стольникам и другим чинам, И. Б. Черкасский владел в 1613 г. 6241 четвертью земли. В дальнейшем его земельные владения увеличились. В 1617 г. он получил из дворцовых сел Нижегородского уезда село Ворсму сначала в поместье, а в 1619 г. в вотчину.
В 1621 г. князю И. Б. Черкасскому было пожаловано в вотчину дворцовое село Павлов Острог с дровнями и со всеми угодьями. В 1623/24 г. за ним значилось в Московском уезде село Останкино, пожалованное ему в качестве подмосковной вотчины. В это же время он получил и пустошь Копытовку — небольшую вотчину, граничившую с землями Марьиной слободы Останкинской вотчины.
По данным суздальских писцовых книг 20-х годов XVII в., во владении И. Б. Черкасского находилось также дворцовое село- Лежнево с деревнями и пустошами, пожалованное ему «за всякие его службы и за радение»,  И. Б. Черкасский производил небольшие операции по покупке земель. Пользуясь указом от 7 февраля 1628 г., разрешавшим продажу боярам в вотчину порожних земель, он в 1635 г. купил в Московском уезде 5 пустошей.

Затем в 1636 г. совместно со своим двоюродным братом князем Я. К. Черкасским купил дворцовое село Семьинекое в Юрьевском уезде, заплатив за 728 четвертей 728 руб. с полтиною.
По данным писцовых книг 20-х годов XVII в., вотчинные владения И. Б. Черкасского состояли из 5 сел, 90 деревень, 46 пустошей. Кроме вотчин, у И. Б. Черкасского были поместные владения. Вотчины И. Б. Черкасского были расположены в

  • Нижегородском,
  • Московском,
  • Суздальском и
  • Юрьев-Польском уездах,

поместья — в

  • Рязанском,
  • Арзамасском,
  • Московском и
  • Ярославском уездах.

 Всего за И. Б. Черкасским, по писцовым книгам 20-х годов XVII в., было как в вотчинном, так и в поместном владении 11707,25 четверти разных угодий в одном поле, что в трех полях составляет 17560,8 десятины, 20176 копен сена, что по официальному счету (10 копен на десятину) составляет 2017,6 десятины сенйых покосов, и 134,5 десятины лесу. Следовательно, кн. И. Б. Черкасский владел в 20-х годах XVII в. 19712,9 десятины различных сельскохозяйственных угодий.
На территории этих вотчин и поместий в те же годы было 1108 крестьянских дворов, 817 бобыльских дворов и 156 -пустых дворовых мест, всего жилых дворов — 1925. Населения насчитывалось 1551 душа крестьян и 1031 душа бобылей, всего 2582 души м. п. Писцовые книги; учитывали не все мужское население, а только лиц, ответственных за отбывание повинностей. Поэтому для определения общего количества населения во владениях И. Б. Черкасского эту цифру нужно увеличить примерно втрое, что составит 7746 душ мужского пола или 15492 души обоего пола. После смерти И. Б. Черкасского в 1642 г. все его земли перешли по наследству к его двоюродному брату Я. К. Черкасскому. Кроме того, Я. К. Черкасский в 1651 г. унаследовал от другого своего родственника, Д. М. Черкасского, шесть вотчин: Никольскую — па реке Хинке в Московском уезде, Новлян- скую — в Клинском, Васильевскую — в Суздальском, Федоровскую — к Каширском и две вотчины в Дмитровском уезде — Семеновскую и Гуленевскую.
Князь Я. К. Черкасский, обладая значительными денежными средствами, развил большие операции по покупке земель. Он купил 21 вотчину с общим количеством земли, по неполным данным, 9935 десятин, заплатив за эти земли 3994 руб.
Я. К. Черкасский прибегал к обмену своих земель на  вотчины других владельцев, стараясь получить большее количество земли. Например, он  обменял в Кашинском уезде пустошь Маиупльцево (83 четверти в одном поле) на село Смирново с деревнями и пустошами в Арзамасском уезде (293 четверти). При .ном обмене вотчинник села Смирнова Григорий Никитин Мотовилов обязался всех крестьян села Смирнова и деревень «свести в другое село, Филатовское, и дворы тем крестьянам поставить крестьянам князя Я. К. Черкасского против тех дворов, которые тех крестьян останутся». Получив земельный участок, превышающий площадь отданной земли в три с половиной раза. Я. К. Черкасский, разумеется, мог пойти па дополнительный расход, заставив своих крестьян построить дворы переселенным крестьянам Мотовилова.
 Меньшее количество земли Я. К. Черкасский получил при обмене но царскому указу. В 1647 г. село Лежпево (2135 четвертей в одном поле) было обменено па село Карачарово (558 четвертей). Мотивировалось это тем, что село Лежнево, пожалованное в свое время И. Б. Черкасскому из дворцовых земель, было снова взято в дворцовое ведомство и было пущено в поместную раздачу.
Пользуясь тем обстоятельством, что во второй половине XVII в. снова была (разрешена ограниченная в 1629 г. продажа поместий в вотчину, Я. К. Черкасский выкупил доставшиеся от И. Б. Черкасского четыре поместья в вотчину. Правда, село Пруды частично осталось в поместном владении (407 четвертей земли). Из своих поместных владений Я. К. Черкасский выкупил в Вяземеком уезде село Бутурлина с деревнями, в Московском уезде пустоши Куровскую Большую и Куровскую Малую.
В поместном владении у него оставались земли в Нижегородском, Арзамасском и других уездах, в том числе большое село Богородское с деревнями. Это село было вотчиной Козьмы Захаровича Минина и после его смерти в 1632 г. пожаловано Я. К. Черкасскому.
Я. К. Черкасский пользуясь большим влиянием, получил из порожних земель, из пустошей в разных уездах с 1649 г. по 1666 г. 23 поместных владения с количеством земли 3926 четвертей в одном поле 17, из которых 3433 четверти находилось в черноземных уездах: Епифанском, Веневском, Рязанском.
Наиболее полное представление о количестве земельных владений, вотчин и поместий, Я. К. Черкасского дают отказные книги 1667/68 г., когда сын его Михаил Яковлевич вводился во владение отцовским наследством.
Вотчины и (поместья кн. Я. К. Черкасского были расположены в уездах Московском, Переяславль-Залесском, Дмитровском, Коломенском, Арзамасском, Юрьев-Польском, Муромском, Козельском, Нижегородском, Суздальском, Луховском, Вяземском, Ярославском, Рязанском, Епифанском, Веневском, Клинском и Кашинском. Всего в этих 18 уездах находилось 33 села, 6 селец, 2 слободы, 23 приселка, 356 деревень, 12 починков, 202 пустоши и 7 полупустошей.
Я. К. Черкасский имел к концу своей жизни в вотчинном и поместном владении в этих уездах 26640,5 четверти в одном поле, что в трех полях составляет 39960,75 десятины, 25862,5 копны села иди 2586,25 десятины сенных покосов и 1303,25 десятины «пашенного» и «непашенлого» леса. Всего, следовательно, ему принадлежало 43850,25 десятины различных сельскохозяйственных угодий. В этот подсчет не входит поверстный лес, которого у Я. К. Черкасского было 30,5 версты в длину и 6,25 версты в ширину.
В вотчинах и поместьях Я. К. Черкасского насчитывалось 7819 крестьянских дворов, в которых жило 24946 душ крестьян мужского пола.
Прежде всего нужно отметить, что М. Я. Черкасский, женившись в 1677 г. на княжне Марфе Яковлевне Одоевской, тогда же получил в качестве приданого в Московском уезде село Троицкое, сельцо Новосельцево с 7 пустошами, в Нижегородском уезде село Кадницы с деревнями (всего 599 четвертей в одном поле). Затем в 1689 г. его- тесть князь Яков Никитич Одоевский «поступился» ему в Костромском уезде селом Борисоглебским с деревнями и пустошами (1228 четвертей в одном поле) ^ После смерти Я. Н. Одоевского в 1689 г. к М. Я. Черкасскому перешли в Московском уезде село Марково с деревнями (891 четверть в одном поле) и село Вешняково с деревнями (2849 четвертей в одном поле). В 1700 г. жена Я. Н. Одоевского передала М. Я. Черкасскому в Рузском уезде село Рождественно- Колюбякино с двумя деревнями и 15 пустошами (388 четвертей в одном поле).
Помимо отмеченных земельных владений, М. Я. Черкасскому удалось посредством пожалований получить из порожних земель в поместное владение в 1689—1690, 1692, 1694—(1696 гг, в Кашинском, Переяславль-Залесском, Юрьевском, Тверском, Клинском, Суздальском и Вяземском уездах 78 пустошей (648 четвертей в одном поле). Основанием для получения этих земель М. Я. Черкасский в своих челобитных выставлял то обстоятельство, что земли были порожние и «смежны с его владениями».
Князья земли Русской М. Я. Черкасский  и отец его  производили значительные операции по покупке земель. Им было куплено в 1666—1698 гг. в Клинском, Рязанском, Переяславль-Залесском, Арзамасском, Каширском, Рузском, Нижегородском, Юрьев-Польском уездах 16 пустошей, одно село и деревня (396 четвертей в одном поле).
Если М. Я. Черкасскому не удавалось прямо купить землю, он прибегал к замаскированной покупке. При обмене он полу чал значительно больше земли, а разницу оплачивал деньгами. Нет ни одной операции, в которой М. Я. Черкасскйй не платил бы «за перехожие четверти». Фактически это был не обмен, а покупка. В обменных актах указывалось, что владения менялись «пусто на пусто». Всего было получено при обмене 1675—1696 гг. в

  • Арзамасском,
  • Рязанском,
  • Муромском,
  • Вяземском,
  • Кашинском,
  • Суздальском,
  • Нижегородском,
  • Карсунском,
  • Епифанском,
  • Коломенском,
  • Владимирском,
  • Юрьевском,
  • Переяславском уездах

в 47 пустошах, 7 сельцах и селах, 6 деревнях, 2 займищах 1792 четверти в одном поле, а отдано 179 четвертей. Следовательно, было приобретено 1613 четвертей в одном поле.
Всей земли за князем М. Я. Черкасским, как (Полученной в наследство от отца, так и поступившей к нему от Одоевских и приобретённой путем покупки, обмена, пожалований пустошей, захвата, было 75141 десятина. В вотчинах и поместьях М. Я. Черкасского, по данным переписных книг 1678 г., числилось 8646 крестьянских и бобыльских дворов. Из этого числа в 8258 дворах насчитывалось 26888 душ м. п.

  • В селе Арати Арзамасского уезда (188 дворов),
  • деревне Б. Поляны Рязанского уезда (60 дворов),
  • в селе Лебяжьи Усады с деревнями Епифанского уезда (129 дворов) и
  • деревне Клоково Тверского уезда (11 дворов) —

всего в 388 дворах неизвестно количество населения.

Можно полагать, по сравнению с.другими селами, что в этих 388 дворах жило около 1200 душ м. п. (в среднем 3,2 души на двор). Таким образом, общее количество населения вотчин и поместий М. Я. Черкасского составит 28088 душ м. п., или около 56176 душ обоего пола. При этом более (половины дворов и их населения приходится на земельные владения в Нижегородском и Суздальском уездах (5034 двора, или 58,2%, и 16665 душ м. п., или 59,3%), где были расположены основные промышленные вотчины кн. Черкасских.
Крупное хозяйство князей Черкасских не могло служить только потребительским целям. Анализ хозяйственной деятельности Черкасских на основании сохранившихся источников показывает, что это крупное хозяйство было предпринимательским.
 Владения князей Черкасских не представляли собой единого хозяйственного комплекса, ибо на облике каждого из них сказывались экономические особенности той местности, где они располагались. В связи с этим и формы эксплуатации крестьян были различными.
   Собственное барское хозяйство велось главным образом в подмосковных владениях, а также в вотчинах и поместьях, расположенных в южных и отчасти поволжских уездах, где была более плодородная почва. Барщинное хозяйство в подмосковных вотчинах имело главной целью снабжение продуктами московского двора Черкасских.
По данным отказных книг 1667/68 г., в среднем на один крестьянский двор приходилось 2,9 четверти пахотной земли в одном поле. Но эти цифры нужно уменьшить, так как по некоторым вотчинам показано в отказных книгах общее количество земли как пахотной, так и необрабатываемой («лесом поросло»).
Не все крестьяне имели земельные наделы, с которых несли повинности. Были крестьяне непашенные. Они так же, как и пашенные, находились в зависимости от своего феодала, платили денежный оброк, занимались каким-либо промыслом или торговлей. В 1642 г. в селе Павлове их было в старой непашенной слободе 237 дворов (542 человека) и в новой непашенной слободе на нижнем посаде 47 дворов (105 человек).
На денежном оброке были и другие вотчины князей Черкасских в Нижегородском уезде—села Ворсма, Богородское, Нанино. Нижегородские вотчины князей Черкасских, особенно села Павлово, Ворсма и Богородское, являлись крупными промышленными и торговыми центрами. В каждом из них были развиты металлообрабатывающее и кожевенное производства. Павловские металлисты пользовались широкой, известностью в XVII в., и не случайно, что именно павловские мастера неоднократно вызывались на работу в Оружейную палату, а в начале XVIII. 33 оружейных мастера были взяты на Олонецкие заводы.
 Промышленная деятельность крестьян Суздальских вотчин князей Черкасских, другого крупного комплекса их земельных владений, развивалась в несколько ином направлении по сравнению с Нижегородскими вотчинами. Здесь главным промышленным занятием крестьян было текстильное производство—- выработка холста, его окраска и продажа. Крестьяне Ивановской вотчины бойко торговали холстами и крашенинами своей
 С своих вотчин и поместий Черкасские получали также немало хлеба как с барской пашни, так и в форме натурального оброка и поставки столовых запасов. Несомненно, что какая-то часть этого хлеба поступала на рынок.
Винокурение доставляло немалый доход Черкасским. Имеются сведения, что крупное винокуренное производство было в селе Павлове Нижегородского  уезда и селе Абрамове Арзамасского уезда. По-видимому, было винокурение и в другой нижегородской вотчине — Панинской.
Князь Я. К. Черкасский имел предприятия по обработке кож.
В хозяйстве князей Черкасских имело место предпринимательство, но в меньших размерах, чем в хозяйствах царя Алексея Михайловича и боярина Б. И. Морозова.  Я. К. Черкасский вкладывал деньги и в торговые операции. В 1665 г. князь купил у Федора Петровича Строганова в его пермском Усолье 183600 пуд. соли. Деньги за всю соль он отдал вперед 6900 руб., но вывезти ее смог в три срока, каждый год но 61200 пуд.
В 1666 г. соль «его людишками и крестьянишки» была вывезена в количестве 59640 пуд. Везли на «ладье» до Нижнего Новгорода, где ее набивали в рогожи, взвешивали и отправляли на стругах до Павлова. В Павлове оставшуюся соль «за крестьянскою раздачею», за расплатой с наемными людьми и за выделением на дворовый расход пускали в продажу. Соль продавалась по «государевой указной» цене по 4 алт, 2 деньги за пуд. Продано было этой соли 15823 пуда.
Кроме соли, Я. К. Черкасский торговал и мехами. Следует отметить покупку им в Сибирском приказе собольих пупков. Князь приобрел их через посредство гостя Афанасия Федотова. Последний купил в 1662—1663 гг. в Сибирском приказе сто сороков пупков собольих за 715 руб.
Я. К. Черкасский вкладывал деньги и в откупные операции. С 1654 по 1661 г. он взял у казны на откуп Черноярские рыбные ловли на Волге у Астрахани. Черноярские рыбные ловли приносили мало дохода, поэтому откупщики, ранее бравшие их, отказывались от продолжения откупа.
 И. Б. Черкасский отдавал деньги в долг по кабалам, широко кредитовал крестьян, которые в большом количестве переселялись в Павлово, увеличивая торговое и промысловое его население.
Денежные операции Я. К. Черкасского касались широкого круга лиц, пригашали разные формы —от простых расписок до заемных кабал. Согласно его духовной грамоте, «было долгу безкабально на стольнике Иване Васильевиче Бутурлине по расписке руки человека его 4700 рублев серебряных денег, да на Аддрее Львове сыне Плещееве безкабально 800 рублев серебряных денег, да на касимовском царевиче на Михаиле Васильевиче 53 рубли.
 Вотчинное хозяйство князей Черкасских в XVLI в. характеризуется такими чертами, которые свидетельствуют о  помещичьем  предпринимательстве. Князья земли русской и владельцы огромного комплекса земельных угодий, расположенных в различных почвенно-климатических условиях, Черкасские прекрасно понимали, что им нельзя вести свое хозяйство в чисто потребительских целях.
 Обеспечивая содержание своего московского двора барщинным трудом крестьян и холопов подмосковных вотчин, они вели зерновое барщинное хозяйство в ряде других вотчин, где плодородие земли оправдывало вложение труда для ее обработки. К сожалению, до сих пор не обнаружено материалов, которые позволяли бы говорить о крупной хлебной торговле Черкасских. Обилие барских житниц почти во всех вотчинах едва ли позволяет сомневаться в том, что какая-то часть хлеба в форме зерна и муки поступала на рынок. Но зато вполне определенно можно говорить о крупном размахе княжеского винокурения, для которого требовалось значительное количество хлебных запасов.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

                                       Рейтинг@Mail.ru