Присоединение Вятской земли к Московскому государству

БояреРусское население Вятской земли активно боролось против татарского ига.  После Куликовской битвы Москва стала собирать земли. Были еще на Руси силы, защищавшие удельно-феодальную раздробленность. Одной из таких сил  была аристократическая феодальная республика Великого Новгорода, опиравшаяся на свою торговую мощь и на обширные владения на севере.

В Москве понимали, что, не сокрушив Новгорода, невозможно завершить объединение русской земли в единое централизованное государство. Уже Василий I Дмитриевич начал борьбу с Новгородом. Конечно, эта борьба имела под собою и экономические основания. Москве было очень важно вовлечь в свою хозяйственную систему русский Север, богатый пушниной, рыбой, солью, железом, морским зверем, жемчугом, смолой, медом, воском и другими промысловыми товарами. Это вовлечение Севера в московскую орбиту было тем более возможно, что сами северяне тяготели к Москве, и важнейшие новгородские колонии — Двинская: земля и Поморье, а также «смесные» владения—Вологда и Устюг Великий—стремились отложиться от Новгорода и присоединиться к Москве, о чем они неоднократно «били челом» великому князю московскому.
Василий I вел три войны с Новгородом: в 1393 году в 1397—1399 годах и в 1417—1418 годах. Не останавливаясь на ходе этих войн,, укажем, что они развертывались на двух театрах: на верхней Волге, где преимущество имели великокняжеские войска, и на Севере, где побеждали новгородцы. Исход всех трех войн был нерешительным и заканчивался заключением мира на основе status quo. В первых: двух войнах Вятская земля, находившаяся в то время еще под властью суздальско-нижегородских князей Семена Дмитриевича и Василия Кирдяпы, хотя еще в 1393 году номинально присоединенная к Москве никакого участия не принимала. Но в третьей войне Вятка, окончательно вошедшая в состав московского великого княжества с 1402 года, боролась весьма активно против новгородцев на стороне Москвы. Находясь в то время в вотчине князя Юрия Дмитриевича Галицкого, Вятская земля действовала под его руководством. Юрий Галицкий еще задолго до войны с Новгородом прислал на Вятку своих воевод, известного нам Анфала Никитина, Михаила Рассохина и Семена Жадовского, для управления землей и военного руководства. Эти воеводы были двинскими боярами, тяготевшими к Москве, как и многие другие двиняне, устюжане и даже новгородцы. Во время второй войны Москвы с Новгородом они перешли на сторону Москвы и весьма энергично боролись против новгородцев на Севере. Потерпев поражение, они ушли на службу великого князя, а затем были посланы на Вятку. Старые вятские историки заклеймили их кличкой «изменники», превратили их в разбойников и всю их деятельность рассматривали как ряд бессмысленных, буйных, грабительских налетов, вместе с бандами вятских ушкуйников1. Bfce это — сплошная фантазия. Анфал, Рассохин и Жадовский были активными борцами за централизацию Руси против удельно-феодального сепаратизма. Анфал Никитин, кроме того, вел, как мы видели выше, борьбу с татарами. Все они играли объективно прогрессивную роль в свое время.
Когда началась третья; война Москвы с Новгородом, вятичи выступили в поход во главе с Анфалом Никитиным, Рассохиным и Жадовским под общим руководством галицкого воеводы боярина Глеба Семеновича, прибывшего в это время на Вятку. В течение 1417—1418 годов вятичи вместе с устюжанами упорно боролись в Двинской земле за дело московской (централизации и сначала имели большой успех. Но и на этот раз новгородские войска оказались на Севере сильнее и в конечном итоге они наголову разбили Глеба Семеновича и вятских воевод Никитина, Рассохина и Жадовского. После окончания войны последние ушли на Вятку, где по невыясненным причинам между ними произошла распря, в которой Анфал Никитин был убит Рассохиным.
Если в первой четверти XV века Вятка активно помогала Москве бороться против защитников удельщины, то во второй четверти она, как составная часть Галицкого удельного княжества, была вовлечена в борьбу против Москвы и участвовала в большой двадцатилетней феодальной войне галицких князей Юрия Дмитриевича и его сыновей Василия Косого, Дмитрия Шемяки и Дмитрия Красного с великим князем Василием II Васильевичем Темным. Эта феодальная война была столкновением прогрессивных сил русского общества, боровшихся на стороне Москвы за государственное объединение, с консервативной феодальной знатью, боровшейся на стороне Галича против объединения, за сохранение феодальной раздробленности.


БояринФеодальная война галицких князей с великим князем Василием II Васильевичем началась в 1433 году, после того, как дядя Василия II, галицкий князь Юрий Дмитриевич, потерпел неудачу в своей попытке получить московский великокняжеский стол путем дипломатических ходов, интриг и угроз. Он решил силой добиться того, чего не мог достичь переговорами. Вместе со своими сыновьями Юрий Галицкий ранней весной двинулся на Москву с  большим войском.
В составе войск Юрия несомненно было и вятское ополчение, хотя прямых указаний на это в источниках не имеется. Но, учитывая, что Вятская земля в то время принадлежала Галицкому княжеству, что в дальнейшем ходе войны вятичи упоминаются почти всегда, и что большое войско Юрий Дмитриевич вряд ли мог собрать с одного своего Галицкого княжества, можно с уверенностью (сказать, что вятичи принимали участие в походе 1433 года.
Василий II был застигнут врасплох и не смог выставить против своего соперника крупных сил. В битве на реке Клязьме, в 20 км от Москвы, слабые полки великого князя были разбиты наголову галичанами, и Юрий Дмитриевич въехал в Москву и объявил себя великим князем. Василий И бежал в Кострому, но был схвачен слугами галицкого князя и вынужден покориться своему врагу. Юрий Дмитриевич отдал Василию II в удел Коломну, превратив тем самым великого князя в своего вассала.
Но в лагере победителей скоро начались разногласия. Сыновья Юрия Дмитриевича, Василий Косой и Дмитрий Шемяка, были недовольны решением своего отца оставить в живых Василия II, так как опасались, что последний оправится и из Коломны будет добывать Москву.


Эти опасения имели под собой реальные основания. Действительно, сторонники государственной централизации, особенно дворяне и те из московских бояр, которые с приходом к власти Юрия Галицкого теряли свое первенствующее положение в государстве, потянулись к Василию II и стали концентрироваться в Коломне. На этой почве между Юрием Дмитриевичем и его сыновьями разгорелась ссора, в результате которой Василий Косой и Дмитрий Шемяка отъехали от отца в Кострому и стали там собирать войска для похода на Василия II. Тем временем Юрий Дмитриевич, покинутый сыновьями и чувствовавший себя в Москве весьма непрочно, вступил в переговоры с Василием II и заключил с ним договор, согласно которому признавал великим князем московским своего племянника, соглашался быть его вассалом и сохранял за собой Галицкое княжество, куда он и уехал в сопровождении всего пяти слуг.
Вернувшись в Москву, Василий II немедленно же направил свои войска под командованием воеводы князя Юрия Патрикеевича к Костроме против Василия Косого и Дмитрия Шемяки. Эти
последние к тому времени уже собрали свои  полки, состоявшие преимущественно из вятичей и небольших отрядов галичан, тайно присланных им отцом из Галича. Силы Косого и Шемяки встретились с московскими полками на реке Куси. Вятичи с такой стремительностью обрушились на великокняжескую рать, что смяли и пазбили ее одним ударом и захватили в плен самого воеводу Юрия Патрикеевича.
Чтобы поднять свой престиж после нового военного поражения при Куси, Василий И двинул свои полки на Юрия Галицкого под тем предлогом, что его галицкие отряды были вместе с вят- чанами в битве при Куси. Юрий Дмитриевич не имел сил, чтобы отразить московское наступление, был разбит и отступил к Бело- озеру. Василий II взял Галич, опустошил его и сжег город. Юрий Дмитриевич пошел тогда на примирение с сыновьями и призвал их в Галич. Василий Косой и Дмитрий Шемяка с вятичами прибыли к отцу и стали готовиться к новому походу на Москву. Весной 1434 года вятско-галицкая рать во главе с Юрием Дмитриевичем и его сыновьями осуществила этот поход. Под Ростовом Великим произошло сражение, в котором удельные князья вновь победили великого князя и почти полностью уничтожили его силы, Василий II бежал в Новгород, но новгородские бояре, отрицательно относившиеся к политике объединения Руси Москвой, не поддержали его, и он вынужден был окольными путями перейти в. Нижний-Новгород, который остался ему верен.
Юрий Дмитриевич осадил столицу и, после недельной осады,, взял ее и во второй раз провозгласил себя великим князем. Его сыновья с вятским и галицким полками начали поход на Нижний- Новгород и дошли уже до Владимира, когда пришла весть о скоропостижной смерти Юрия Дмитриевича, скончавшегося 5 июня 1434 года. Это обстоятельство внесло новые разногласия, в лагерь галицких князей. Василий Юрьевич Косой, по праву старшего,, провозгласил себя московским великим князем. Но его братья  Дмитрий Шемяка и Дмитрий Красный, не признали его своим сюзереном, особенно  Шемяка, который был честолюбив и стремился сам стать великим князем. Он обратился к Василию II с предложением о заключении мира и совместной борьбе с Василием Косым. Василий II согласился на переговоры и в результате между ним и Шемякой был заключен договор, чрезвычайно интересный для истории Вятки.
По этому договору Шемяка и его брат Дмитрий Красный признали великим князем Василия IL получили от него новые уделы (Шемяка—Ржев и Углич, а Дмитрий Красный—Бежецк) и обязались отдать великому князю Вятку и больше «не вступаться» в Вятскую землю. Договор о Вятке свидетельствует, что она играла весьма важную роль в развернувшейся феодальной борьбе я являлась главной базой, из которой феодальная оппозиция получала свои силы. Василию II было
очень важно лишить своих соперников этой базы и тем самым ослабить их.
После заключения договора Василий II со своими новыми, весьма сомнительными союзниками пошел на Василия Косого, который, не получая поддержки от населения города Москвы, не мог долго держаться и вынужден был бежать в Новгород Великий.


Василий II снова был восстановлен на великокняжеском столе. Дмитрий Шемяка и Красный распустили свои войска и разъехались по своим уделам. Вятичи вернулись в свой край с богатой добычей, захваченной ими в ходе военных действий.
Однако, вятичам пришлось через год снова взяться за оружие. Василий Косой не смирился и при поддержке Новгорода Великого возобновил борьбу с Москвой.

Дмитрий Шемяка

Дмитрий Шемяка


В 1435—1436 годах он выступил из Новгорода, прошел огнем и мечом по Мете  Бежецкому Верху и Ярославской земле, но потерпел неудачу на берегах реки Которости от великокняжеских сил, отразивших его наступление.
Косой отступил к Кашину и отсюда внезапно напал на великокняжеский город Вологду, штурмом взял его и захватил в плен московских дворян, составлявших вологодский гарнизон. Отсюда Косой послал гонцов на Вятку с предложением вятичам явиться к нему на службу в Вологду. Очевидно, Василий Косой тоже сознавал, какую силу представляли в то время вятичи.
Вятичи, которыми руководили сепаратистски настроенные бояре и ватаманы, не замедлили явиться к своему феодальному сеньору. Но на этот раз их приход не принес ожидаемой победы Василию Косому. Великий князь собрал настолько крупные силы, что бороться с ними было весьма трудно. Василий Косой вынужден был отступить, повсюду сея смерть и разрушение в великокняжеских вотчинах. Дойдя до Устюга Великого, Косой взял его после упорного сопротивления, разрушил город и истребил большое количество устюжан. В Устюг к Василию Косому пришел новый полк вятичей, и ободренный этим Косой перешел в наступление.
Шемяка, снова включившийся в борьбу, тайно прислал брату своих галицких дворян, что еще более усилило Василия Косого. Последний смело двинулся на юг, но при селе Скорятине близ Ростова Великого наткнулся на великокняжеские силы.
Завязалась битва, в которой вятичи первоначально имели успех, неожиданно напав на неподготовленные к бою московские войска, но после того, как Василий II привел свои полки в порядок, победа стала клониться иа его сторону и, в конце концов, войска Косого были разбиты наголову, а сам князь Василий Юрьевич попал в плен к великому князю.
Между тем, на помощь к Косому спешил новый отряд вятичей, двигавшийся на судах по Волге. У Ярославля им преградил путь ярославский князь Александр Иванович Брюхатый, союзник Москвы, с семитысячным войском, состоявшим из ярославичей и устюжан. Узнав об этом вятичи, не доходя 15 верст до Ярославля, высадились на берег, спрятали свои суда и двинулись пешком на соединение с Василием Косым.
Но по дороге они встретили поспешно отступавших от Окорятина вятичей и узнали, что их князь- разбит и взят в плен. Вятичи решили возвратиться на Вятку, но предварительно отважились на невероятно дерзкий и смелый план: захватить в плен князя Ярославского, стоявшего лагерем у Ярославля.
Причины, толкнувшие вятичей на это дело, не ясны, «о возможно, что они связаны с удельными сепаратистскими стремлениями вятских бояр и ватаманов, которые помнили, что князь Александр Иванович Брюхатый являлся прямым потомком известного нам Дмитрия Константиновича Суздальско-Нижегородского, первого феодального сеньора Вятки. Вятская феодальная знать, желая превратить Вятку в самостоятельное княжество, независимое ни от Москвы, ни от Галича, могла иметь намерение захватить потомка суздальских князей и силой принудить его стать князем Вятским, тем более, что Василий Косой был в Московском плену, и было ясно, что его карьера кончена.
Как бы то ни было, вятские воеводы отправили в стан князя Брюхатого 40 смельчаков, которые, пользуясь утренней мглой, пробрались в шатер князя, схватили спящих Александра Ивановича и его жену, выбрались из стана, сели в княжеские ладьи и выплыли на Волгу. В это время в ярославском лагере началась тревога. Княжеская дружина хотела открыть стрельбу по  вятичам, но те пригрозили немедленно убить князя и княгиню.

Ярославцы вынуждены были начать переговоры с вятичами и, с согласия князя, посулили им «окуп» в 400 рублей (около 4 пудов серебра). Вятичи согласились и отплыли к противоположному берегу Волги, куда княжеский казначей привез им из Ярославля условленный окуп. Но, взяв казну, вятичи вероломно нарушили соглашение, пленников не отпустили и быстро пустились вниз по Волге на соединение с главными силами.
Ярославцы не смогли их догнать. Вятичи вместе с пленниками совершили длинное путешествие по Волге, Каме и Вятке и прибыли в Вятскую землю с богатой добычей. Узнав об этом, Василий II страшно разгневался, тем более, что женой Александра Брюхатого была его родная сестра Василиса Васильевна, и приказал ослепить своего пленника галицкого князя Василия Юрьевича Косого. Что сталось с князем Брюхатым и его женой на Вятке, остается неизвестным.
Так закончился первый этап феодальной войны в Московском великом княжестве. Дальнейшую борьбу начал Дмитрий Шемяка в 1446 году, но в этой борьбе вятичи принимали значительно меньшее участие, чем на первом ее этапе в 1433—1436 годах. Может быть это объясняется тем, что вятичи имели теперь своего князя-пленника Александра Брюхатого и уже не считали галицкого князя своим сеньором. Такое предположение возможно, хотя в источниках нет никаких упоминаний о судьбе Брюхатого. Тем не менее вятская феодальная знать не была заинтересована в победе Москвы и время от времени помогала Шемяке. Последний, как известно, первоначально имел необычайный  успех.


Воспользовавшись поражением Василия II в войне с казанским ханом Улу-Мухаммедом, разбившим московские войска в битве под Суздалем в 1445 году и захватившим великого князя в плен, Дмитрий Шемяка начал готовиться к походу на Москву с целью захвата великокняжеского престола. Обстоятельства ему благоприятствовали.

Василий Второй

Василий II Васильевич Тёмный, великий князь Московский.

Гравюра на металле. 1819 год.

Выкупившийся из татарского плена за огромную сумму в 200 тысяч рублей (около 2.000 пудов серебра) Василий II обложил своих подданных тяжелым чрезвычайным налогом, чтобы собрать выкуп. Москва была наводнена татарами, прибывшими вместе с великим князем, чтобы контролировать выполнение его договора с Улу-Мухаммедом. Все это вызвало недовольство населения, которое перестало поддерживать Василия II и глухо волновалось.
Зная об этом, Дмитрий Шемяка в феврале 1446 года неожиданно напал на Москву, занял ее, а самого великого князя, находившегося в это время в Троице-Сергиевом монастыре, захватил в плен и приказал ослепить (отсюда—«Темный»).
Но этот успех Шемяки был непродолжительным. Все общественные силы, стремившиеся к объединению вокруг Москвы и образованию сильного русского государства, встали на защиту Василия Темного. Уже через год великому князю удалось вырваться из Шемякина плена, победить Дмитрия Юрьевича и изгнать его из Москвы. С этого времени (17 февраля 1447 года) Василий II уже прочно владел Москвой и управлял из столицы всей Русью, пользуясь помощью своего молодого сына, будущего знаменитого Ивана III Васильевича.
 Однако, Дмитрий Шемяка не прекратил борьбы. Но эта борьба была уже безнадежной. По словам проф. В. В. Мавродина: «Он делает ряд судорожных, безнадежных, но энергичных попыток объединить против Василия) все недовольные элементы и внешних врагов Руси.
Но все старания его бессмысленны, действия неудачны, — они как бы олицетворяют агонию старого, удельного порядка. Шемяка призывает к борьбе с великим князем Новгород, величая себя князем Новгородским, подстрекает вятичей, сносится с казанским ханом, посылает грамоты своему тиуну Ватазину, в которых требует склонять горожан на непослушание Василию и т. д. Бояр и дворян он склонял на службу себе, демагогически толкуя приглашение Василием татарских служилых царевичей и мурз в Москву».
Но все это мало помогало Шемяке. Вятские войска далеко не всегда откликались на его зов. Только однажды в 1451 году они в большом количестве пришли к Шемяке и совершили с ним большой поход по великокняжеским владениям, во время которого взяли и разграбили город Вологду, Устюг Великий, Усть-Вымь и другие места на Сухоне, Юге, Вычегде и Сысоле. Это. обеспечило Шемяке некоторый временный перевес, но вскоре он вновь был разбит московскими силами и ушел в Новгород, который был его последним оплотом. Там Шемяка и умер в 1453 году.
Война Галича с Москвой закончилась в 1453 году полной победой сил государственной централизации; над силами феодального сепаратизма. Вятская земля вместе с Галицким княжеством была главной опорой вождей сепаратистской группировки Юрия Дмитриевича и Дмитрия Шемяки, которых также поддерживал Новгород Великий. В данном случае вятичи действовали в союзе с новгородцами.
Вятичи очень деятельно поддерживали сепаратистов и участвовали почти во всех походах и сражениях, которые Юрий Дмитриевич, а после его смерти Дмитрий Шемяка проводили против Василия Темного. Такая активность объясняется не только и не столько тем, что вятичи обязаны были идти за своими сеньорами, сколько тем, что к тому времени на Вятке выросла местная феодальная знать, заинтересованная не меньше новгородской боярской и удельной княжеской знати в сохранении своих иммунитетов, своих привилегий, своих огромных вотчин, существованию которых угрожала государственная централизация и сильная королевская власть, которая «была представительницей порядка в беспорядке, представительницей образующейся нации в противоположность раздроблению на бунтующие вассальные государства».


МоскваПосле полного разгрома сепаратистов силами великого князя в 1453 году вятичи отступили на свою территорию. На Вятку бежали также и остатки галицких и прочих бояр и дворян, сторонников оппозиции. Василий II, покончив с Шемякой, начал готовиться к большому походу на Новгород, чтобы сломить его мощь и одновременно наказать за поддержку галицкой коалиции. Этот поход он совершил в 1456 году, нанес сокрушительный удар Новгороду и продиктовал ему знаменитый Яжелбицкий мир. Пользуясь занятостью Василия II новгородскими делами и надеясь на победу новгородцев, вятские сепаратисты решили продолжать борьбу своими силами. Они заключили союз с мансийским князем Асыкой и совместно с ним в 1455 году напали на московский оплот в Перми Малой — Усть-Вымь, разгромили владычный городок и убили Питирима, епископа Пермского, к которому они питали ненависть, как к ярому стороннику Москвы, выступавшему открыто против вождя сепаратистов Дмитрия Шемяки. Но победа Василия II над  Новгородом, определила судьбу Вятки.

В 1458 году крупный корпус московских войск под командованием князя, Ивана Васильевича Горбатого, князя Семена Ряполовского и Григория Перхушкова прибыл на Вятку, чтобы подвергнуть её участи Галича и Новгорода Великого.
Но у вятских бояр было много богатств. Они сумели подкупить великокняжеских воевод, которые немедленно очистили вятскую территорию и ушли в Москву. Однако, Василий II в следующем 1459 году послал новое войско под начальством других воевод—князя Ивана Юрьевича Патрикеева, Ивана Ивановича и князя Дмитрия Ряполовского. Московская рать взяла штурмом Котельнич и Орлов, подступила к Хлынову и осадила его. Крепкий Хлынов держался долго, но недостаток продовольствия заставил хлыновцев капитулировать и просить мира «на всей воле великого князя». Этим самым последний оплот галицкой коалиции был ликвидирован, а Вятка стала непосредственным владением великого князя московского.
Однако, в Вятской земле остались еще сторонники феодальнораздробленного строя из числа местной знати, вроде Ивана Аникиева, Пахомия Лазарева, Павла Богодайщикова, Пугвина, Татаринова, Юшина, Бобровникова, Алексеева, Копова, Сафоновых и др. Они продолжали вести сепаратистскую политику, с целью отделения Вятки от Москвы.
Время от времени они давали себя чувствовать московскому правительству, организуя набеги на великокняжеские волости на Севере, вроде набега 1466 года на Устюг Великий и Важскую землю, набегов 1486 и 1488 годов на ту же территорию. Но трудящееся население Вятки в отличие от этих реакционных феодалов было на стороне Москвы. Московскую партию возглавлял знаменитый Константин Юрьев, герой похода вятичей на Сарай в 1471 году.
Благодаря его влиянию и деятельности других московских сторонников, Вятка при Иване III деятельно боролась против татар и оказала большую помощь Москве в деле присоединения к русскому государству Новгорода Великого, Перми Великой и Югры. Вятичи участвовали почти во всех походах Ивана III на Новгородскую республику и в Приуралье, а в 1467 году оказали важную услугу Ивану III, совершив поход на мансийского князя Асыку, союзника вятских сепаратистов, разгромив его и взяв в плен. Пленный Асыка был приведен на Вятку, но его друзья из числа вятской знати помогли ему бежать из плена.
 Вятские сепаратисты вели упорную борьбу против московских сторонников на Вятке, особенно против Константина Юрьева. Они всячески старались скомпрометировать его и поставить в ложное положение перед Москвой. В частности, они силой принуждали его принимать участие в своих походах на великокняжескую землю. Не выдержав подобных насилий со стороны знати, К. Юрьев вместе с сыном тайно бежал в Москву, где был хорошо принят Иваном III и определен на службу.
   Бегство К. Юрьева окончательно развязало руки вятским сепаратистам. Они перестали повиноваться великому князю и ждали удобного случая, чтобы окончательно отделиться от Москвы. Такой удобный момент наступил в 1485 году. Связанные с Казанью торговыми делами и на деясь на силу казанского Али-хана, преемника Ибрагима, вятские заправилы наотрез отказались выступать в поход и, по выражению летописи, «отступили от великого князя».
Вскоре после этого они изгнали из  Хлынова великокняжеского наместника. Иван направил на Вятку сильный карательный отряд под командованием Юрия Кутузова. Но богатые хлыновцы сумели подкупить воеводу и тот ушел, ничего не сделав. Вятские сепаратисты начали воевать волости великого князя на севере. Иван III пытался воздействовать на них через митрополита. Митрополит Геронтий отправил на Вятку два послания: одно гражданскому населению, другое—духовенству. В этих посланиях Геронтий требовал покорности Ивану III, обещая «осподаря великого князя жалованье», и угрожая, в противном случае наложить на Вятскую землю интердикт и предать вятичей анафеме. Но вятские реакционеры не испугались церковного наказания, так как местное духовенство было в их руках, и продолжали свою сепаратистскую деятельность
Иван III понял, что пришла пора нанести вятской знати такой же удар, какой он нанес Новгороду Великому. Закончив в 1487 году поход на Казань и добившись признания ханом своего ставленника, он собрал значительные по тому времени силы и в 1489 г. направил  их на Вятку под командованием опытного полководца князя Даниила Васильевича Щени и боярина Григория Васильевича Морозова; Правительственные войска в конце июля подступили под Котельнич, а в середине августа осадили Хлынов. Бороться с огромными силами Щени хлыновцы не могли.
Вятские бояре пытались прибегнуть к своему обычному приему, подкупить воевод, но на этот раз им не удалось уйти от расплаты. Переговоры, которые от имени хлыновцев вел Исуп Есипов Глазатов, окончились неудачей, и великокняжеские воеводы стали готовиться к приступу. Напуганные «большие люди» Хлынова поспешили сдаться и выдали Аникиева, Лазарева и Богодайщикова, своих вождей, выдачи которых требовало правительство. Город был занят войсками Ивана III. Последний оплот противников государственного объединения был сломлен.
По указу Ивана III Аникиев, Лазарев и Богодайщиков были казнены смертной казнью в Москве. Вся феодально-торговая верхушка Вятки была «разведена» по различным местам московского государства. Большая часть вятских феодалов была поверстана в московские дворяне и испомещена в Боровском, Алексинском и Кременецком районах по рекам Наре и Прогве для защиты подступов к Москве с юга. Большинство купеческой знати было поселено в городе Дмитрове. На их место были посажены на Вятке верные Москве люди.
Земское самоуправление на Вятке было уничтожено. Вятка была окончательно включена в систему русского государства и получила новое административное устройство, общее для всей страны.
Население Вятской земли занимало в вопросе о создании централизованного государства ту же самую позицию, какую в то время занимал весь русский народ.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

                                       Рейтинг@Mail.ru