Волжская Булгария в свете археологических исследований - Крепости Булгарии


В целом традиции гузской культуры градостроительства (крепости и, возможно, города) еще до конца не осмыслены в булгарской археологии. В этой связи особо стоит обратить внимание на определенную связь вышеперечисленных находок и ряда поселенческих комплексов, в состав которых входят городища кольцевой планировки, не подчиненные рельефу местности. Круговую планировку укреплений имеют городища Танкеевское (Шмелевское), Нижнекачеевское, Екатеринослободское II и другие. Стоит обратить внимание на то, что близкие виды укреплений характерны для тюркских кочевников (в том числе и гузов) древнерусского пограничья.

Булгары


 Это явление в булгарской фортификации требует тщательного комплексного анализа, поскольку отдельные элементы его (например, та же кольцевая система укреплений, эскарп и т. п.), получают новое звучание, если изучать их в совокупности всех признаков: топографии, планиграфии, стратиграфии т.д. Такой подход, очевидно, необходим при анализе, например, Билярской мегаагломерации. Здесь кольцевую планировку имеют три городища, существовавших одновременно: Горкинское II, Николаевбаранское II, а также сам центр мегаагломерации — Билярское городище. Топографическая ситуация расположения городищ имеет аналогии и в таких отдаленных регионах, как Приморье, в средневековую эпоху.
Однако вопрос о том, на протяжении какого отрезка времени формировался комплекс родственных гузским булгарских изделий, остается открытым. Можно предполагать, что этот процесс начался не позднее середины XI в. и продолжался в XII в., прекратившись после монгольских завоеваний, хотя и в монгольское время гузское население в Приуралье, вероятно, сохранилось. Самым восточным местом кочевок гузов в домонгольское время, видимо, был левый берег р. Урал.
Половецкие становища, скорее всего, находились к юго-западу от бул- гарской территории, хотя нельзя исключать возможность их перекочевок у южной границы Булгарских земель. Попытки мирного сосуществования с северными соседями были предприняты половцами в начале XII столетия, после военных поражений от Владимира Мономаха. Но политика булгар в отношении половцев была непредсказуема: в 1117 году они отравили половецкого хана Аепу и многих знатных половцев из его куреня. Сын князя Владимира Юрий (Георгий) был женат на дочери Аепы, и возмездие пришло через несколько десятилетий от внука Владимира — князя Андрея Боголюбского, совершившего несколько крупномасштабных походов на булгар.
Археологические памятники кочевников IX–XII вв. ограничиваются территорией до р. Кондурчи. Междуречье Кундурчи и Большого Черемшана, видимо, являлось «буферной зоной» между кочевым населением Степи и земледельческими районами Булгарии. Причем каких-либо серьезных фортификационных сооружений (городищ, валов и т. п.) на подступах к границе с булгарской стороны не выявлено.
С востока, за лесными массивами Шешминско-Икского междуречья и в бассейне нижнего течения Камы, располагались кочевья угров. Основная территория их расселения — Икско-Бельское междуречье (до верховьев Белой и Урала и в среднем течении Ика) до левобережья Белой (Кушелевский и Ка- закларский могильники маркируют восточную границу их расселения). Отметим, что территория Башкирского Предуралья как обособленный регион от Дашт-и Кыпчака и Булгарии, зафиксирована и в письменных источниках XIII–XIV вв. Е. П. Казаков считает, что на рубеже IX–X вв. Западное Закамье было «своеобразной “Волжской Венгрией”» и в целом угорское население в XI–XIII вв. занимало как лесную, так и лесостепную зону Предуралья и, частично, Зауралья.
Формирование поселенческой структуры является важнейшим признаком складывания определенных типов экономических и социальных отношений. В этом плане интересно соотнесение этого элемента хозяйственной и экономической жизни с эволюцией булгарского общества. Со второй половины Х в. анклавы булгарских постоянных поселений (Семеновские, Измерское, Старокуйбышевские, II Билярское поселения) занимают экологические ниши, пригодные как для земледелия, так и для ведения кочевого хозяйства. Не менее удобными они были и для торговли, что подтверждено многочисленными находками на этих поселениях, связанных с данным видом деятельности (весы и гирьки, предметы импорта и т. п.).

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

                                       Рейтинг@Mail.ru