Русская эмаль из Устюга

Русская эмаль из УстюгаРазвитие финифтяного ремесла, давшего высококачественные художественные образцы, на севере России неслучайно. Первое место по времени  принадлежит Сольвычегодску. Резиденция Строгановых, Сольвычегодск достаточно ведом  уже в XVI в. Выгодное местоположение на торговом пути Архангельск—Сибирь, с ее пушными богатствами  делает  город  одним из крупных торговых центров в 17 столетии.

Являясь средоточием торговых гостей, русских к иноземных, из которых многие имели в городе свои дворы, Сольвычегодск был местом, где благодаря спросу легко могли развиться художественные ремесла, о чем свидетельствует иностранец-посланник  Идее в 1692 г.: «Приехал в Сольвычегодскую,   где многие богатые торговые и ученые художники, а паче серебряных и медных дел мастеры…». Традиции эти были установлены с XVI в. Строгановыми, которые были но только потребителями, но и организаторами самого мастерства. «Тогда при домах и  многие мастерства существовали для украшения церковного благолепия». Роль Строгановых в истории искусства этого времени зафиксирована сохранившимися памятниками укоренившимися названиями;   шитье, иконы строгановского письма. Неповторимые краски русской эмали создали ей добрую славу.


Такова же их роль организаторов и в истории финифтей, русской эмали, так называемого «усольского дела», прославивших Сольвычегодск во второй половине XVII в.. Финифти эти, раздающие свою «школу» в истории русского эмальерного искусства, являются совершенно особенными от всех прочих разновидностей финифтяного дела в России и достигают высокой техники и художественного достоинства.
В 1752 г. Архангельскому порту даны были те же преимущества, как и Санкт-Петербургскому, вследствие чего еще более возросла сибирская торговля, а вместе с этим и значение Устюга, который «главным своим торгом и цветущим по оному состоянием… должен Сибири, и что от города Архангельска в Сибирь дорога через сей город лежит и купцы из Сибири по большей ходят». Таким образом, в Устюге были налицо все основные условия для развития художественного ремесла: старые традиции декоративного искусства и художественных навыков русской эмали, обеспеченность сырьем (Устюг XVIII в. был одним из центров металлообрабатывающей и, в частности, меднообрабатывающей промышленности, а финифть была местной, либо иноземной), спрос на предметы производства и наличие образцов западного происхождения, часть которых оседала в этом транзитном пункте. Это преимущественное положение Устюга выразилось в том, что в 1759 г. Велико-устюжская провинциальная канцелярия потребовала от сольвычегодского магистрата передачи в свое ведение сольвычегодских «финифтяного серебряного и прочего мастерства мастеров для его защищения и содержания и размножения и приведения того художества в наилучшее совершенство, употребляя для того пристойные способы», но в главном Магистрате (московском) поддержки не получила13.
Относительно организации производства и сбыта финифтяных изделий в указанных городах в литературе имеются отрывочные и краткие сведения, проливающие чрезвычайно мало света на этот вопрос. Архивных материалов, за очень небольшим исключением, пока не обнаружено. А. И. Соскин, говоря о ремеслах Сольвычегодска, в составе первого цеха упоминает финифтяное, но никаких конкретных сведений об организационной стороне, кроме замечаний общего порядка, не дает. На основании имеющихся сведений можно предположить, что производство было мелкоремесленное, возможно объединенное в небольшие мастерские и возглавлявшееся цеховым управлением; неурегулированность сбыта продукции задерживала развитие этих мелких предприятий.
То же можно сказать и относительно Устюга Великого. Некоторая ясность в этом вопросе получается лишь с момента организации «фабрики» серебряной, черневой, финифтяной работы купцами Поповыми, Афанасием и Степаном, т. е. с 17С1 г., когда устюжским провинциальным магистратом был получен указ Мануфактур-коллегии на разрешение ее открытия. Фабрика эта мелких производителей была в Устюге единственной на протяжении производства финифтей с накладками
Более подробных сведений о фабрике не встречается, и потому нельзя судить, каковы были формы производства и организации. Известно лишь, что Поповым разрешено было купить 20 душ мужского пола, а также пользоваться вольнонаемным трудом. По позднейшим данным на фабрике было вольных рабочих и учеников  до 10, а серебряников до 20.
Относительно количества выпускаемой продукции имеются сведения в ведомости фабрикам, числившимся по Мануфактур-коллегии 17, но только за 1773 г., когда она выразилась в сумме 1635 р. 94 к. Надо оговориться, что сюда входила вся продукция фабрики, а не только финифтяного ее производства. Финифтяная посуда и была заменой дорого стоящему фарфору, тем не менее пользовались ею наиболее состоятельные слои населения. За время 16-летнего существования фабрики Поповы неоднократно терпели от стихийных бедствий, наводнений и пожаров, наконец, после пожара 1776 г. они окончательно разорились и не могли восстановить фабрики, несмотря на то, что производство финифтей с накладками, вр говоря уже о более длительном серебряном и черневом деле, еще не прекратилось и продолжало существовать по крайней мере до начала 80-х годов XVIII в.
На смену Поповым не приходит более ни один предприниматель. Финифтяное производство продолжает существовать лишь в мелкоремесленных формах, пока не приходит к совершенному упадку в конце XVIII в
Техника изделии этого типа такова: основа тонкой листовой красной меди, которой придана определенная Форма, сплошь обмазывается одноцветной эмалевой кашицей — белой, синей, зеленой и потом  обжигается в печи. После этого по нескольку раз накладывается и обжигается новый слой эмали; слоистость эмали можно проследить на некоторых поврежденных предметах. На верхний, еще не обожженный слой эмали накладывается серебряный или золотой, тисненый на матрице, рельефный орнамент и подвергается обжигу. Затвердевшая после обжига эмаль дает возможность тонкой серебряной пластинке сохранить свой рельеф.
Для достижения более выпуклого изображения применялась техника ройного рельефа. Именно, на медной пластинке вытиснялось или чеканилось изображение, затем она покрывалась сплошь эмалью, на которую и накладывалось такое же серебряное фольговое изображение с высоким рельефом (имеется несколько подобных среди культовых предметов.
В отдельных случаях высокий рельеф достигался путем индивидуальной чеканки изображения на серебряной пластинке, которая для этого применялась более плотной, чем фольга, и легче сохраняла свою форму.
Иногда серебряная накладка полностью или частично покрывалась цветной прозрачной эмалью, чем достигались новые эффекты и разнообразие в декорации предмета. Введение здесь элемента цвета, которое применялось исключительно при белом эмалевом фоне, есть не что иное, как дань моде, подражание расписным фарфорам, фаянсам и эмалям, производство которых развилось у нас в середине XVIII в.
Тематика и характер накладок, тисненных на матрицах, а также их стилистические особенности отличаются разнообразием. По содержанию их можно подразделить на следующие группы: шифры, геральдические орлы, гербы, батальные и охотничьи сцены, мифологические и библейские сюжеты, сюжетные композиции, архитектурные пейзажи, животные, цветы и растительные орнаменты. Из них могут быть отмечены как наиболее интересные: Сцена в кухне, в прямоугольном картуше, встречающаяся на разнообразных предметах: слева на очаге кипящий котел, справа входящий охотник с луком и убитым зайцем. У очага вторая мужская фигура, указывающая на котел.
Сцена кровопускания: дама, сидящая па стуле в платье с высоким корсажем, с поднятой выше колен юбкой и обнаженной ногой, поставленной на сундучок. Перед ней на том же сундучке сидит мужчина в кафтане и парике с локонами, левая его рука придерживает ногу дамы повыше колена, правая помещена у подколенного сгиба. На сундучке футляр с инструментами. Костюмы датируются концом XVII в., лица и фигуры анатомически правильны и детально разработаны. Возможно, что в данном случае была использована в качестве матрицы табакерка западного происхождения, за что говорит круглая форма, не вызванная непосредственно композицией изображения. По характеру, вернее по трактовке персонажей, накладки очень разнообразны. Встречаются изображения, еще связанные со старыми русскими традициями. {jcomments on}

                                       Рейтинг@Mail.ru