Древнерусское искусство чеканки золота и серебра

Золотая чеканкаБогатейшие коллекции Государственной Оружейной палаты Московского Кремля дают довольно полное представление о русском и западноевропейском золотом и серебряном деле, в котором своеобразно отразились не только история развития декоративно-прикладного искусства, но и пути развития „больших" искусств. Порой наше понимание живописи, скульптуры отдельных эпох оказывается неполным без знания изделий златокузнецов того же времени, тем более, что дистанция между изобразительным и прикладным искусством возникла только в новое время.


Труд ювелира всегда был сродни работе ваятеля. Мягкость и податливость драгоценного металла позволяли тщательно и виртуозно прорабатывать чеканный рельеф. Высокая пластичность и плавкость делали золото и серебро замечательным материалом для литья.
Наиболее широкое и разнообразное применение скульптурных форм знало западноевропейское золотосеребряное дело.
В античности драгоценный металл использовался крупнейшими ваятелями также и при создании монументальных произведений: статуя Зевса Олимпийского с золотыми фигурами на пьедестале, в золотой мантии, работы прославленного Фидия стала одним из семи чудес света. В собрании Оружейной палаты особенно полно представлены изделия западноевропейского серебра XVI—XVII веков, свидетельствующие о том, что авторы их были не только изощренными ювелирами, но и талантливыми скульпторами. Отличительной особенностью их работ является увлечение красотой пластической формы. Парадная утварь превращается в выразительную декоративную скульптуру. Утилитарное назначение предметов при этом как бы маскируется, что особенно характерно для произведений немецких ремесленников эпохи барокко.
Средневековая Русь, воспринявшая традиции византийской пластики, почти не знала круглой скульптуры. И чеканщики и мастера литья Древней Руси работали исключительно в рельефе, как правило плоском и невысоком, компактные объемы которого были замкнуты между фоном и передней незримой плоскостью. Фон, лишенный намека на передачу пространственной среды, условность и отвлеченность форм изображений сближали их с иконами. Но и в этих узких рамках ювелиры достигали чрезвычайного богатства и разнообразия пластических композиций — то мягких, с подчеркнутой «текучестью» масс, то экспрессивно заостренных, то изысканно утонченных в проработке форм и графике силуэта. Богатство фактуры никогда не заслоняло собой тонкого чувства материала. Сложность колорита в сочетании с мерцанием драгоценных камней и жемчуга, блестящими эмалями, позолотой и серебром не разрушало пластической цельности изображений, продуманно и искусно включенных в общую декоративную систему произведения. Эти черты отличают лучшие образцы литья XV века, чеканки XVI века.
В XVII столетии классический стиль древнерусского рельефа постепенно начинает разрушаться. В первой трети XVII века в произведениях мастеров чувствуется стремление к повышенной объемности форм, постепенному отказу от их отвлеченности. С наибольшей яркостью это проявилось в работах золотых и серебряных дел мастера  Гаврилы  Овдокимова,  в  его  монументальных произведениях с интереснейшими «портретными» изображениями, приближающимися к круглой скульптуре (серебряные раки царевича Дмитрия, Кирилла Белозерского и Александра Свирского). В это же время, особенно во второй половине столетия, когда основные творческие поиски велись в плане колористического строя произведений, рельеф произведений Древнерусского искусства обогащается многоцветными эмалями.

Складень

ИКОНА-СКЛАДЕНЬ Москва, 1412 г. Мастер Лукиан Серебро, жемчуг
Литье, чеканка, золочение, резьба


В русском золотом и серебряном деле этому памятнику трудно найти близкие аналогии. Необычна и его пластика. Массивные и статичные фигуры святых с дробной линейной разделкой складок искусно включены в свободную декоративную чеканку узорочья средника. Сложный колорит произведения с сиянием золоченых одежд, пластикой ликов и мягким блеском жемчужин наводит на мысль, что складень был выполнен приезжим ювелиром, хорошо знакомым с изделиями западноевропейских злато кузнецов, у которых подобные произведения не были редкостью. В Оружейную палату складень поступил из ризницы княжеского Благовещенского собора — одной из богатейших сокровищниц Древней Руси.

Икона

ОКЛАД НАПРЕСТОЛЬНОГО ЕВАНГЕЛИЯ (фрагмент)
Москва, 1498–1499 гг.
Серебро
Литье, эмаль, скань, золочение

Драгоценное евангелие было создано для Успенского собора Московского.Кремля «повелением… Симона митрополита».  Убранство его принадлежит к наиболее распространенному в это время типу русских окладов с литыми накладными изображениями: распятия — в центре и четырех евангелистов — по углам. Выделяясь на ковровом узоре сканого фона, рельефы не разрушают его плоскости. Они невысоки. Тонкая градация планов, легкая ритмика света и тени определяют объемы фигур в сложных разворотах и позах. Размещение изображений на фоне полупрозрачной зеленой эмали в небольших многолопастных киотцах подчеркивает их сдержанную пластичность. Удивительная гармония литого рельефа и кружева фона, изумрудной эмали и золоченого серебра делает оклад Симоновского евангелия одним из совершеннейших произведений, созданных талантом московских серебряников XV века.

Саадак

НАЛУЧ СААДАЧНОГО ПРИБОРА «БОЛЬШОГО НАРЯДА» (фрагмент)
Мастерские Московского Кремля. 1627 —1628 гг. Золото, драгоценные камни Чеканка, эмаль

Саадачный прибор «Большого наряда» царя Михаила Романова — одна из жемчужин собрания Оружейной палаты. Он состоит из футляра для лука и колчана для стрел и использовался в наиболее торжественных церемониях при царском дворе. Около года трудились над ним десять кремлевских мастеров под наблюдением боярина Василия Стрешнева и дьяка Ефима Телепнева.
Среди ажурного золотого узора в сиянии драгоценных камней и многоцветий эмалей помещены круглые медальоны с символико-геральдическими композициями. Одна из них представляет Московский герб — святого Георгия Победоносца, поражающего дракона. Рельеф выполнен еще в сдержанных формах предшествующего столетия, дополнен цветными эмалями, блестящим слоем покрывающими изображения, что станет одной из характерных особенностей изделий XVII века.

Пороховница

ПОРОХОВНИЦА
Мастерские Московского Кремля, XVII в. Серебро
Чеканка, канфарение, резьба, золочение

Кремлевские серебряники XVII века достигали удивительной виртуозности в исполнении высокого чеканного рельефа, который, создавая богатейшую сочную игру контрастов света и тени, блестящих поверхностей и матового канфаренного фона, нередко полностью покрывал все изделие, особенно небольшое. Изящные чарки, миниатюрные корчики сплошь прочеканивались изображениями птиц, зверей, морских диковин.
Подобный принцип лежит и в основе оформления небольшой серебряной пороховницы, принадлежавшей Афанасию Ивановичу Нестерову. Мастер уверенной рукой вычеканил на небольшой поверхности предмета сцену сражения орла с драконом, фигуры птиц и зверей среди пышного узорочья трав и цветов.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

                                       Рейтинг@Mail.ru